Что то связанное с петром первым

 Назад

Вперед

500 РУССКИХ ФАМИЛИЙ БУЛГАРО-ТАТАРСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ
Альфред Хасанович Халиков

ГЛАВА II
500 РУССКИХ ФАМИЛИЙ БУЛГАРО-КАЗАНСКОГО И ТАТАРСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

Как отмечалось выше, к этой проблеме обращались многие исследователи, среди которых наиболее подробно и детально два учёных: историк С.Б.Веселовский в своей книге «Ономастикон. Древнерусские имена, прозвища и фамилии» (М., 1974) и Н.А.Баскаков в уже упоминавшейся книге «Русские фамилии тюркского происхождения» (М., Наука, 1979). Но они подходили к проблеме с позиций разных наук: первый как историк, а второй как филолог. К тому же они не знали работ друг друга. Не использовали они и работ ряда других авторов, а также материалы Писцовых книг, особенно по Казани и Казанскому уезду ХVI-ХVII вв. Мы предлагаем более полный список русских фамилий тюркского происхождения, стремясь при этом уделять больше внимания фамилиям, имеющим булгарское, казанское и татарско-мишарское происхождение.

Список этих фамилий составлен в алфавитном порядке, сноски на литературу даются в сокращённом виде в скобках, список сокращений располагается в конце книги.

1. АБАШЕВЫ. В петром дворянстве с 1615 года (ОГДР, VIII, с. 42). От Абаша Улана — воеводы казанского хана, в 1499 году перешедшего на русскую службу. В 1540 году Абашевы Алёша, Чулок, Башмак упомянуты как жители Твери, в 1608 году Абашев Автал Черемисин отмечен в Чебоксарском уезде (Веселовский 1974, с. 9). По Н.А. Баскакову (1979, с. 216), фамилия что то связанное с петром первым происходит от татарского аба «дядя с отцовской линии», абас «дядюшка». В последующем известные ученые, военные, врачи (РБС). I, с. 6).

2. АБДУЛОВЫ. Распространённая фамилия от мусульманского имени Абдулла (Габдулла) «Раб божий; Раб аллаха» (Гафуров 1971, с. 28-29). Широко употреблялось и казанцами; например, казанский царь Абдул-Летиф, в 1502 года пленен и ему в удел выделена Кашира. В последующем Абдуловы — известная фамилия дворян, учёных, артистов и др.(РБС, I, с. 6).

3. АВДУЛОВЫ. Помещики с ХVIII века (ОГДР, Х, с. 62). От имени Абдулла (см. АБДУЛОВЫ) может быть, и от тюрко-монгольского авдыл «переменчивый человек». См. в связи с этим имя золотоордынского царя Авдула, известного в 1360-е годы (ПСРЛ, 25, с. 181-182).

4. АГДАВЛЕТОВЫ. Дворяне с ХVII века. Из Золотой Орды (БК, с. 280, № 105; Загоскин 1875, № 1), ср.: тюрко-арабск. Акдавлет «белое богатство» (иносказательно — «белая кость»).

5. АГИШЕВЫ. Дворяне с ХVII века. От Агиша Алексея Калитеевского из Казани (первая половина ХVI века), в 1550 году упомянут в Пскове (Веселовский 1974, с. 9); в первой половине ХVI века Агиш Грязной — посол в Турции и Крыму, в 1667 году Агиш Фёдор — гонец в Англию и Голландию (Веселовский 1974 с. 9).

6. АДАШЕВЫ. Дворяне с XVI века. От князя Адаша, в середине XVI века помещённого из Казани в Пошехонье. В 1510 году в Костроме упоминается Григорий Иванович Адаш-Ольгов, от которого, по мнению С.Б.Веселовского (1974, с. 9), пошли Адашевы. В первой половине и середине ХVI века Адашевы (Александр Фёдорович и Даниил Федорович) — активные военные и дипломаты Ивана IV, казнены им в 1561 и 1563 годах соответственно. Имели поместья в окрестностях Коломны и Переяславля (РБС, 1, с. 62-71; Зимин, 1988, с. 9). Тюрко-татарское Адаш означает «соплеменник», «сотоварищ». Известен под 1382 годом Адаш — посол Тохтамыша на Руси.

7. АЗАНЧЕЕВСКИЕ. Дворяне с ХVIII века, через польско-шляхетское, от Азанчи (см.№ 7). Композиторы, революционерки (РБС, I, с. 85-87; MERSH, 2, р. 203).

8. АЗАНЧЕЕВЫ. Дворяне с ХVIII века (ОГДР, III, с. 93). Судя по фамилии, поволжско-татарского происхождения, ср. татар.-мусульм. Азанчи, то есть «муэдзин» (Веселовский 1974, с. 10).

9. АИПОВЫ. От Исмаила Аипова из Казани, жалованного дворянством в 1557 г. (ОГДР, Х, с. 19; Веселовский 1974, с. 10).

10. АЙДАРОВЫ. Служилые: Айдаров Ураз, дворянин с 1578 года, имение в Коломне; Айдаров Мина Салтанович — с 1579 года, имение в Ряжске. Возможно, от Айдара — булгаро-ордынского князя, перешедшего на русскую службу в 1430 году (Веселовский 1974, с. 10). Айдар — типично булгаро-мусульманское имя, означающее «счастливо обладающий властью» (Гафуров 1987, с. 122). Из обрусевшей среды Айдаровых известны инженеры, учёные, военные (РБС, I, с. 88-89).

11. АЙТЕМИРОВЫ. Служилые с середины XVII века: Иван Айтемиров — подьячий в Москве в 1660 году, в Верхотурье в 1661-1662 году; Василий Айтемиров в — в 1696 году посол в Польше, в 1696-1700 годах — дьяк Сибирского Приказа (Веселовский 1974, с. 10)

12. АКИШЕВЫ. Служилые с середины XVII века: Грязной Акишев — подьячий в Москве в 1637 году, дьяк в 1648 году (Веселовский 1974, с. 11). См. также Агишевы. Фамилия прозрачно тюрко-татарская — Акиш, Агиш (см. также № 5).

13. АКСАКОВЫ. В середине ХV века Аксаковым дано село Аксаково на р. Клязьме, в конце ХV века «испомещены в Новгороде». Эти Аксаковы от Ивана Аксака (внуки его — Иван Шадра и Иван Обляз), праправнука Юрия Грунка, тысяцкого Ивана Калиты (Зимин 1980, с. 159-161). По Бархатной книге (БК, II, с. 296, № 169), Иван Фёдоров по прозвищу «Оксак» был сыном Вельямина, вышедшего из Орды (Веселовский 1974, с, 11). Аксаковы были в Литве, где они появились в конце XIV века (w.d, 1986, st. 22). Аксаковы — писатели публисты, учёные. В родстве с Воронцовыми, Вельяминовыми (РБС, I, с. 96-107). От тюрко-татарского Аксак, Оксак «хромой».

14.

15. АЛАБЕРДИЕВЫ. От Алабердиева, в 1600 года крещеного под именем Якова, и помещённого в Новгороде (Веселовский 1974, с. 11). От поволжско-татарского Алла бирде «бог дал».

16. АЛАБИНЫ. Дворяне с 1636 года (ОГДР, V, с. 97). В XVI-ХVII веках имели поместья около Рязани (например, с. Алабино в Каменском стане — Веселовский 1974, с. 11). По Н.А.Баскакову (1979, с. 182), от татаро-башкирск. Алаба «награждённый, «пожалованный». В последующем ученые, военные, известный самарский губернатор.

17. АЛАБЫШЕВЫ. Очень старая фамилия. Князь ярославский Фёдор Фёдорович Алабыш упомянут под 1428 годом (БК, II, с. 281; Веселовский 1974, с. 11). По Н.А. Баскакову (1979, с. 257-259), фамилия происходит от татарского Ала баш «пёстрая (дурная) голова».

18. АЛАЕВЫ. В XVI — начале XVII веков упоминается несколько служилых людей с этой фамилией. По Н.А.Баскакову (1979, с. 8), тюрко-татарского происхождения: Алай-Челышев, Алай-Львов (умер в 1505 г.), Алай-Михалков, получил в 1574 г. поместье под Перяславлем (Веселовский 1974, с. 11).

19. АЛАЛЫКИНЫ. Иван Анбаев сын Алалыкин в 1528 г. «по грамотам государей» имел поместья (ОГДР, IХ, с. 67). Алалыкин Темир в 1572 году, уже, будучи на русской службе, взял в плен мурзу Дивея, родича крымского царя Девлет-Гирея, за что получил поместья в округе Суздаля и Костромы (Веселовский 1974, с 12). Упомянутые имена и фамилии Алалыкин (алалыка), Анбай (Аман — бей), Темир — имеют явно тюрко-татарское происхождение (Баскаков 1979, с. 227).

20. АЛАЧЕВЫ. Упоминаются в Москве как дворяне с 1640 г. Выходцы из среды казанских татар около середины XVI в. Фамилия от булгаро-татарского слова «Алача» — пестрядь.

21. АЛАШЕЕВЫ. Дворяне с середины XVI века: Алашеев Яков Тимофеевич, новокрёщеный (с 1585 г.); Алашеев Семён Иванович (с 1523 г.). Имения в окрестностях Каширы, где обычно и помещались выходцы из Казани (Веселовский 1974, с. 18). Фамилия от тюрко-татарского Алаша «лошадь».

22. АЛЕЕВЫ. Упомянуты как дворяне в конце XVI века в качестве выходцев из мещеряков, т.е. татар-мишарей: Владимир Нагаев сын Алеев в 1580 г. записан в десятке мещерян, детей боярских (ОГДР, IV, с. 58), как и Коверя Никитич Алеев в Мещере и Касимове под 1590 годом (Веселовский 1974, с. 12). Н.А.Баскаков (1979, с. 58) считает их выходцами из тюркской (татарско-мишарской) среды.

23. АЛМАЗОВЫ. Как свидетельствует ОГДР (V, с. 98), фамилия происходит от думного дьяка Алмаза Иванова сына, казанского выходца, по крещении названного Ерофеем, которому в 1638 году был выделен поместный оклад. В 1653 году был думным дьяком и печатником царя Алексея Михайловича (Веселовский 1974, с. 12). У поволжских татар имя Алмаз — Алмас примерно соответствует понятию «не тронет», «не возьмет» (Баскаков 1979, с. 182). В этом смысле оно близко к слову алемас, что могло образовать сходную фамилию Алемасовы.

24. АЛПАРОВЫ. От булгаро-татарского Алып ир — ар (мужчина- богатырь), что наряду с распространением подобной фамилии у казанских татар — может свидетельствовать о тюрко-булгарском происхождении её русского варианта.

25. АЛТЫКУЛАЧЕВИЧИ. Под 1371 г. известен боярин Софоний Алтыкулачевич, вышедший на рус-скую (рязанскую) службу из татар поволжских и крещеный (Зимин 1980, с. 19). Тюрко-татарская основа фамилии ясна: Алты кул » шесть рабов» или «шесть рук.

26. АЛТЫШЕВЫ. Дворяне с ХVIII века. От Абдреина Усейнова Алтышева, казанского выходца, участвовавшего в 1722 г. в персидском походе Петра I, а затем часто бывавшего в посольствах в Персию и Крым (РБС, 2, с. 64-65).

27. АЛЫМОВЫ. Дворяне с 1623 года (ОГДР III, с. 54). От Алимова Ивана Обляза, в первой половине ХVI века владевшего землями у Рязани и Алексина (Веселовский, 1974, с. 13). Алим — Алым и Облез — имена тюркского происхождения (Баскаков 1979, с. 127). Алымовы в ХIХ — ХХ вв.—учёные, военные, государствен-ные деятели (РБС, 2, с. 67-68).

28. АЛЯБЬЕВЫ. От Александра Алябьева, поступившего на русскую службу в ХVI веке (РБС, 2, с. 80); от Михаила Олебея, поступившего на русскую службу в 1500 году (Веселовский 1974, с. 231). Али-бей — старший бей (Баскаков 1979, с. 182). В потомках военные, чиновники, в том числе известный композитор и современник А.С.Пушкина А.А.Алябьев.

29. АМИНЕВЫ. Дворяне в ХVI-ХVII вв.: Аминевы Барсук, Руслан, Арслан, имения под Костромой и Москвой (с. Аминево). Эти Аминевы от гонца — киличея Аминя, служившего в 1349 году (послан в Орду) у великого князя Семёна Гордого (Веселовский 1974, с. 13, 273). Вторая версия — десятое колено от легендарного Радши — Иван Юрьевич по прозвищу «Аминь». Тюркское (булгарское?) происхождение подтверждают имена: Аминь, Руслан, Арслан. С ними связана известная тюрко-шведская фамилия «Аминоф «.

30. АМИРОВЫ (АМИРЕВЫ). Дворяне с ХVI века. В ОГДР (ХVIII, с. 126) отмечены 1847 годом Амировы, как обрусевшая фамилия; впервые упоминаются с 1529-30 годов: Васил Амиров — дьяк Поместного приказа; Григорий Амиров — в 1620-21 годах дозорщик дворцовых сёл Казанского уезда, как и Юрий Амиров в 1617-19 годах; Маркел Амиров — подъячий в 1622-1627 годах в Арзамасе; Иван Амиров — в 1638-1676 годах — гонец в Данию, Голландию и Ливонию (Веселовский 1974, с. 13). Предполагается происхождение фамилии от тюрко-арабского Амир — эмир «князь, генерал» (Баскаков 1979, с. 257). Распространённость фамилии у казанских татар указывает и на казанский выход русской фамилии.

31. АНИЧКОВЫ. Предполагается происхождение из Орды в ХIV веке (БК, II, с. 282, № 100; Загоскин, 1875, № 2). Аничковы Блоха и Глеб упомянуты под 1495 годом в Новгороде (Веселовский 1974, с. 14). Арабо-тюркское Анис — анич «друг» (Гафуров 1987, с. 125). В последующем учёные, публицисты, медики, военные (РБС, 2, с. 148-150).

32. АППАКОВЫ. Крымско-казанский мурза Аппак перешел на русскую службу в 1519 года (Зимин 1980, с. 80, 168, 222, 265). Возможно происхождение фамилии от казанск. татарск. Ап-ак «совершенно белый».

33. АПРАКСИНЫ. От Андрея Ивановича Апракса, правнука Солохмира (Солых-эмир), перешедшего в 1371 году из Золотой Орды к Ольгу Рязанскому (ОГДР, II, с. 45; III, с. 3). В ХV-ХVI вв. Апраксиным были выделены имения под Рязанью. В 1610-1637 гг. Фёдор Апраксин служил дьяком Приказа Казанского дворца (Веселовский 1974, с. 14). В родстве с боярами Хитровыми, Ханыковыми, Крюковыми, Вердерниковыми см.). Н.А.Баскаков (1979, с. 95) приводит три версии тюркского происхождения прозвища Апракса: 1. «тихий», «спокойный»; 2. «лохматый», «беззубый»; 3 «бахвал». В истории России известны как сподвижники Петра I, генералы, губернаторы (БС, 2, с. 239-256).

34. АПСЕИТОВЫ. Скорее всего, выходцы из Казани в середине ХVI века. Пожалованы поместьями в 1667 году. Фамилия от арабо — тюркского Абу Сеит «отец предводителя» (Баскаков 1979, с. 165; Гафуров 1987, с. 116, 186).

35. АРАКЧЕЕВЫ. От Аракчея Евстафьева, крещёного татарина, перешедшего в середине ХV века на русскую службу и ставшего дьяком Василия II (Веселовский 1974, с. 14). Образовано от казанско — татарского прозвища Аракычы «самогонщик, пропойца» (Баскаков 1979, с. 115). В ХVIII-ХIХ вв. временщик Александра I, граф, имения около Твери (РБС, 2, с.261-270).

36. АРАПОВЫ. Жалованы в дворянство в 1628 году (ОГДР, IV, с. 98). От Арапа Бегичева, помещённого в 1569 году в Рязани. Позднее, в ХVII веке, известен Хабар Арапов с поместьем в Муроме. Судя по именам и фамилиям, а также по размещению, скорее всего, выходцы из Казани (Веселовский 1974, с. 14). В потомках военные, писатели-пензяки (РБС, II, с. 270-271).

37. АРДАШЕВЫ. Дворяне с ХVII века. От Ардаша выходца из Казани, поместья в Нижегородской губернии (Веселовский 1974, с. 15). В потомстве родственники Ульяновых, учёные (ИЭ, I, с. 715).

38. АРСЕНЬЕВЫ. Дворяне с ХVI века. От Арсения сына Ослана (Арслана) мурзы, вышедшего к Дмитрию Донскому (см. Ждановы, Сомовы, Ртищевы, Павловы). По крещении Арсений Лев Прокопий (ОГДР V, с. 28-29; БК II, с. 282). Имения в округе Костромы. В потомках друзья А.С.Пушкина (К.И.Арсеньев), военные (РБС, II, с. 315-24).

39. АРТАКОВЫ (АРТЫКОВЫ). Дворяне с ХVII века. Артыков Сулеш Семёнович отмечен как стрелецкая голова в 1573 году в Новгороде (Веселовский 1974, с. 16). От тюркского Артук — артык «лишний».

40. АРТЮХОВ. Дворяне с 1687 года (ОГДР, IV, с. 131). От Артык — артук — артюк “лишний” (Баскаков 1979, с. 169).

41. АРХАРОВЫ. Дворяне с 1617 года (ОГДР III, с. 60). От Архарова Караула Рудина и его сына Салтана, вышедших из-под Казани, крестившихся в 1556 году и получивших имение под Каширой (Веселовский 1974, с. 15; Баскаков, 1979, с. 1281. В потомках военные учёные.

42. АСЛАНОВИЧЕВЫ. В польском шляхетстве и дворянстве в 1763 году один из них тогда же был пожалован чином Королевского секретаря (ОГДР, IХ, с. 135). От тюрко-татарско-го Аслан — арслан (Баскаков 1979, с. 231).

43. АСМАНОВЫ. Василий Асманов (Усманов, Османов) — сын боярский. Упомянут в Новгороде в ХV веке (Веселовский, 1974, с. 16). Судя по фамилии (основа — тюркскско— мусульманское Усман, Госман — «костоправ» — см.: Гафуров, 1987, с. 197), тюркского (булгарского по расположению в Новгороде?) выхода.

44. АТЛАСОВЫ. Дворяне с конца ХVII века, имения в районе Устюга. Выходцы из Казани в Устюг. Атласи — типичная казанская татарская фамилия (см.: Хади Атласи). Атласов Владимир Васильевич в ХVII — начале ХVIII веков — завоеватель Камчатки (РБС, II, с. 353-356).

45.

46.

47.

48. БАБИЧЕВЫ. Удельный княжеский род. От Бабы Ивана Семёновича, воеводы Витовта, выехавшего служить Василию I и Василию II (БК, I, с. 45-46). В ХVI веке упоминаются: в Москве князь Колышка Бабичев (Веселовский 1974, с. 18), в Казани под 1568 годом «двор князя Бориса сына Бабичева» (ПКК, с. 15). В родстве с Беклемишевыми, Поливановыми (Веселовский 1969, с. 13). По Н.А.Баскакову (1979, с. 242-243), от Бай бача «сын богача». Судя по землям в Рязанском крае и по службе в Казани, выходцы из Казани и, может быть, даже из Булгара.

49. БАГИНИНЫ. В посольском приказе под 1698 годом отмечен Тахтаралей Багинин (Белокуров 1906, с. 132). Дворяне с ХVII века. Баги — Баки — личное имя от арабо-тюркского «вечный» (Гафуров 1987, с. 130-131).

50. БАГРИМОВЫ. В ОГДР (II, с. 54) сообщается, что Багрим выехал из Большой Орды к Великому князю Василию Васильевичу в 1425 году. В 1480 году отмечается дьяк Иван Денисович Багримов в Кашине, в 1566 году Юрий Борисович Багримов в Дмитрове. Фамилия татарская от Багрим «сердце мое», «душечкa’’ (Баскаков 1979, с. 99).

51. БАЖАНОВЫ. Дворяне с ХVII века. От тюрко-татарского Бажа «свояк, муж сестры жены». В последующем архитекторы, учёные.

52. БАЗАНИНЫ. Дворяне с 1616 года (ОГДР, VI, с. 44). От тюркского прозвища Базан, базлан — «крикун» (Баскаков, 1979, с. 192-193).

53. БАЗАРОВЫ. Дворяне с конца ХVI века. Под 1568 годом отмечен Темир Базаров (имя и фамилия тюркские) в Ярославле (Веселовский 1974, с. 19). Прозвище у людей, родившихся в базарные дни (Баскаков 1979, с. 30).

54. БАЙБАКОВЫ. Дворяне с ХVII века. В ХVII веке отмечен дьяк Иван Прокопьевич Байбаков, в 1646 году посол в Голландии (РБС, 2, с. 417-418; Веселовский, 1974, с. 20). Фамилия от арабо — тюркского Бай бак «вечно богатый» (Гафуров 1987, с. 131). В последующем военные, учёные, общественные деятели.

55. БАЙКАЧКАРОВЫ. Дворяне с ХVI века, поместье в Рыльске. В 1533 году упомянут толмач Василия III в Казани Фёдор Байкачкар (Веселовский 1974, с. 20). От тюрко-татарского прозвища Бай качкар «богатый волк».

56. БАЙКОВЫ. Байбулат Байков — служилый татарин в 1590 году в Арзамасе. От него Байковы — помещики в Рязани, Ряжске, где обычно размещались выходцы из казанско-мишарской среды (Веселовский 1974, с. 21).

57. БАЙКУЛОВЫ. Поместья с конца ХVI века под Рязанью. Байкулов Фёдор Тимофеевич упомянут в 1597 году в Рязани (Веселовский 1974, с. 21). Судя по расположению поместья, выходец из казанско — мишарской среды. Прозвище Бай кул — тюркское «богатый раб».

58. БАЙМАКОВЫ. В конце XV века поместье в Новгороде (Веселовский 1974, с. 21). В 1554 году Бахтияр Баймаков — посол Ивана IV (Савва, I, с. 174). Фамилия и имя тюрко-персидское: Баймак «герой», Бахтияр «счастливый» (Гафуров 1987, с. 131).

59. БАЙТЕРЯКОВЫ. Дворяне с ХVII века. От мурзы Байтеряка из Ногая, в родстве с Юсуповыми (БК, II, с. 283). От казанско-татарского прозвища Бай тиряк «родовое дерево» (ТСТ I, с. 112).

60. БАЙЦИНЫ. Толмачи (переводчики) из касимовских татар. Байцины Билял (дед), Абдул (отец), Резепка (сын) упомянуты под 1564 годом в Москве (Белокуров 1906, с. 151-152).

61. БАКАЕВЫ. В дворянах с 1593 года (ОГДР, V, с. 55). От собственного имени Бакый, Баки «вечный». Баскаков (1979, с. 176) предполагает трансформацию «Бакаев — Бакиев — Макиев — Макаев». Вполне возможно и булгарское происхождение имени Бака — Бакаев, ибо под 1370 годом упомянут булгарский князь Султан -Баков сын (ПСРЛ, 25, с. 185).

62. БАКАКИНЫ. Дворяне с ХVI века. От дворцового дьяка Ивана Митрофановича Бакака-Карачарова, служившего в 1537-1549 годах. Впоследствии жители Казани: Бакакин Юрий (1565 года), Артемий сын боярский (1575 года) (Веселовский 1974, с. 21). Прозвища татарские: Бакака — от Бак «смотри»; Карачи «смотрящий». См. Карачаровы.

63. БАКЕШОВЫ. Бакеш — станица (глава) служилых татар, писарь в 1581 году (Савва 1917, с. 182-183), ср.: тюркское Бакиш «писарь» (Баскаков 1979, с. 31).

64.

65. БАКШЕЕВЫ. В середине ХV века упомянут Бакшей Василий, в 1473 году Бакшей Степан Лазарев. В ХVI — ХVII вв. дворяне Бакшеевы в Рязанском крае. Бакшей — «писарь» (татар.) (Веселовский 1974, с. 22). Но, может быть, от крещ. татар. Бакше, бакчи «дозорный» (ТСТ, I, с. 113). В последующем — педагоги, художник (БСЭ, 2, с. 1649).

66. БАКЛАНОВСКИЕ. Ополонизированная форма от Бакланова. (Баскаков 1979, с. 121).

67. БАКЛАНОВЫ. Дворяне с 1552 года (ОГДР, III, с. 36), Прозвище от тюркского Баклан «дикий гусь»; в говорах Симбирской, Нижегородской губерний — «большая голова, «чурбан» (Баскаков 1979, с. 121).

68. БАЛАКИРЕВЫ. Старый дворянский род. Балакиревы упоминаются в конце ХIV века среди тюрко-язычного войска Мансура — Кията сына Мамая вместе с Глинскими в Литве (W., D., 1986, st, 22), затем кн. Ив.Ив.Балакирь отмечен в 1510 году с землевладениями в Кашире, Коломне и Арзамасе в XVI — XVII вв. (Веселовский 1974, с. 22). В 1579 году Проня Балакирев состоял на службе у Ивана IV (Веселовский 1969, с. 100) ). В последующем старинный дворянский род, осевший в Нижегородском и Рязанском краях. Из этой фамилии знаменитый композитор М.А.Балакирев.

69. БАЛАШЕВЫ. Дворяне с 1741 — 1751 года (ОГДР, II, с. 136). Фамилия, по Н.А.Баскакову (1979, с. 110-111), от тюрко-татарского Бала с ласкательным суффиксом.

70. БАРАНОВЫ. От мурзы Ждана по прозвищу Баран, вышедшего в 1430 — 1460-е годы из Крыма на службу к Великому кн. Василию Васильевичу Темному (ОГДР, IV, с. 43). По Н.А.Баскакову (1979, с. 149 — 151), фамилия от прозвища Баран тюрко-татарского происхождения. Вполне возможно и булгарское происхождение от родоплеменного наименования Баран — барадж. В последующем — военные, учёные, дипломаты (РБС, 2, с. 477 — 478).

71. БАРАНОВСКИЕ Полонизированная форма от Баранова. Из польско — литовских татар. Полковник Мустафа Барановский в 1774 году был последним защитником Варшавы (W., D., 1986, st. 122 — 126). В последующем — учёные, экономисты, изобретатели (ЭС, 1987, с. 1363)

72. БАРАНЧЕЕВЫ. Из крещёных казанцев: Василий Баранчеев в 1521 году, размещён в Верее; Петр и Иван Семёновичи Баранчеевы в 1622 году размещены в Угличе (Веселовский 1974, с. 24). В «Бархатной книге» (БК,II, с. 284) среди Баранчеевых указаны и выходцы из Крыма.

73. БАРАШИНЫ. Дворяне с ХVI века. От Ивана Ивановича Бараша и его сыновей Адаша, Недаша и Кетлече, выехавших на Русь в ХV веке (Веселовский 1974, с. 24). Прозвище от тюрко-персидского Бараш «слуга, уборщик» (Баскаков 1979, с. 30-31).

74. БАРБАШИНЫ (БАРАБОШИНЫ). Из высшего служилого сословия. Иван Александрович Барбаша упоминается с конца ХV века до 1535-36 годов. Суздальский князь Василий Иванович Барабошин в 1565 — 1572 годах был в опричнине (Веселовский 1969, с. 89; 1974, с. 24; Зимин 1980, с. 72). Фамилия от тюрко-булгарского слова Бар башы «есть голова».

75. БАРСУКОВЫ. Дворяне с ХVI — ХVII вв. От Якова-Барсука сына Аминева, вышедшего на Русь в начале ХV века и получившего место под Костромой. В ХVI — ХVII вв. Барсуковы размещены в Мещере и Арзамасе, судя по чему они были выходцами из среды мишар (Веселовский 1974, с. 25). Тесно связаны с Аминевыми (см.): Семён Барсук — сын Ивана Клементьевича Аминева; Ульян Барсуков — Аминев был послухом у духовной грамоты 1564 года Никиты Яковлевича Аминева (Веселовский 1969, с. 522). Фамилия от прозвища Борсук, производного от тюрко-булг. Барс (Баскаков 1979, с. 200).

76. БАРЫКОВЫ (БАРАКОВЫ). Барыковы в ХV веке выехали к Великому кн. Ивану Михайловичу в Тверь из Литвы (ОГДР, V, с. 37). Прозвище от кипч. Барык «тонкий, худой» или от Барак — имя половецкого хана Барака, что означает «лохматую собаку» (Баскаков 1979, с. 243-244).

77. БАСКАКОВЫ. Дворяне с 1598 года с поместьями в Смоленской, Калужской и Тульской губерниях (ОГДР ХII, с. 48). В происхождении несколько версий: 1. От баскака Амрагана (Амир хан) или Амиргата (Амир — Эмир Гата), около середины ХIII века бывшего наместником во Владимире (по прозвищу — титулу «эмир», возможно, булгарского происхождения (ОГДР, ХII, с. 48); 2. От баскака Ибрагима из татар (БК, II, с. 284); 3. От различных служилых, потомков баскаков на Руси в ХV-ХVI вв., например, баскаки Албыч, Будай, Кудаш, Тутай и др. (Веселовский 1974, с. 27). В последущем – военные, учёные, например, Н.А.Баскаков (РБС, 2, с. 284).

78.

79. БАСТАНОВЫ. Дворяне с 1564 года, земли около Новгорода, что указывает на древний выход. В 1499 году упомянуты Адаш и Бустман Бастановы, в 1565 году Янаклыч, Тетмеш, Тутман Бастановы, в том числе Тетмеш был опричником в 1571 году, а Тутман — гонцом в Литву в 1575 году (Веселовский 1974, с. 315; Савва 1917, с. 115). От тюрко-персидского Бастан «древний» (Гафуров 1987, с. 132). За тюркское (булгарское?) происхождение говорят и имена: Адаш, Бустман, Тетмеш, Тутман, Янаклыч.

80. БАТАШОВЫ. Дворяне с 1622 года (ОГДР, V, с. 75), земли у Костромы, где обычно размещались выходцы из Казани. В родстве с Адашевыми (см.), так как Степан Адаш в начале ХVI века записан сыном Фёдора Баташа (Веселовский 1974, с. 9-10). Прозвище от тюркского Бота «верблюжонок» (Баскаков 1979, с. 180). В последующем — крупные заводчики, чиновники.

81. БАТУРИНЫ. От мурзы Батура, выехавшего в начале XV века из Орды к князю Фёдору Ольговичу Рязанскому. В крещении Мефодий, потомки были боярами и у Романо-вых. В родстве с Леонтьевыми, Петрово-Солововыми (ОГДР, IV с. 30). От тюрко-булгарского Батыр, батур «богатырь» (Баскаков 1979, с. 13-14). В последующем — учёные, воины, просветители (ЭС, 1987, с.115 ).

82. БАХМЕТЬЕВЫ (БАХМЕТОВЫ). От Аслама Бахмета (в крещении Иеремей), выехавшего в первой половине ХV века на службу к Великому князю Василию Васильевичу Тёмному вместе с братьями Касимом и Якубом (ОГДР, II, с. 58). В «Бархатной книге» (II, с. 258) Аслам Бахмет указан в родстве с князьями Мещерскими (см.). Ослам, Аслам — от тюрко-булгарского Арслан «лев»; Бахмет — от тюрко-мусульманского Мухаммад или от тюркского «Бай Ахмед» (Баскаков 1979, с.100-101). Скорее всего, выходцы из булгаро — буртасской (прамишарской) среды. В последующем — учёные, революционеры, есть и друг Н.Г.Чернышевского (ЭС, 1987, с. 115).

83. БАХТЕЯРОВЫ. От князя Бахтеяра и его сыновей Дивея, Еналея и Челибея, получивших имения в округе Ростова Ярославского в ХVI веке (Зимин 1980, с. 76 — 77). В крещении они стали князьями Приимковыми. Известны и другие Бахтеяровы: Аслан Бахтеяр — посол в Польшу в начале ХVI века (Савва 1983, с. 33, 334); Еналей Бахтеяров — письменный голова в ХVII веке, один из сибирских первопроходцев (РБС, 2, с. 605). Фамилия от тюрко — персидского Бяхет ир «счастливый муж» (Баскаков 1979, с. 32).

84. БАЧМАНОВЫ. Дворяне с ХVI века с имениями в окрестностях Рязани и Новгорода (Веселовский 1974, с. 29). Михаил Бачманов — старец Троицкого монастыря в 1490 году (ОГДР, Х, с. 70). Фамилия, может быть, от прозвища «Бачман» (Баскаков, 1979, с. 228), которое носил один из руководителей антимонгольского восстания в Поволжье в 1238 — 40 гг.

85. БАШЕВЫ. От Башева Степана, бывшего в 1603 году старостой губы (волости), сын его Муртаза (Веселовский 1974, с. 30). Фамилия от татарского слова Баш «голова».

86. БАШКИНЫ. По Н.И.Костомарову: «судя по фамилии, татарского происхождения» (РБС, II, с. 612) — см. Башевы.

87. БАШМАКОВЫ. Дворяне с 1662 года (ОГДР, V, с. 106). От Дани-ила Вас. Башмак Вельямина, упомянутого под 1447 годом вместе с сыновьями, которых звали Абаш, Ташлык, Каблук. Все имена тюрко-татарские прозвища (Баскаков 1979, с. 183).

88. БАЮШЕВЫ. Дворяне с 1613 года с поместиями в Алатырском уезде Симбирской губернии. От Баюша Разгилдеева (мишарина) (ОГДР, ХIII, с. 21; XV с. 39). Баюш образовано от татарского Баю «разбогатеть» (Баскаков 1979, с. 253).

89. БЕГИЧЕВЫ. От казанского мурзы Бегича (Бигича), взятого в русский плен в 1445 году. Алферий Давидович Бегичев в 1587 году получил поместья под Каширой, позднее имения Арапа Бегичева отмечены под Коломной, Рязанью, Арзамасом (Зимин 1980, с. 48). В потомках учёные, моряки.

90. БЕГУНОВЫ От Бегунова Воина Ивановича из мещеры (мишар), упомянутого под 1590 годом (Веселовский 1974, с. 31). В ХVII веке перемещены на строительство Закамской черты.

91. БЕКЕТОВЫ. Дворяне с 1621 года (ОГДР, IV, с. 84). Фамилия от тюркского прозвища Бекет «воспитатель ханского сына (Баскаков 1979, с. 161). В последующем — учёные, военные.

92.

93. БЕКЛЕШЕВЫ (БЕКЛЯШЕВЫ). Записаны в детях боярских и дворянах с 1619 года (ОГДР, IV, с. 80). От Беклеша — сына Мухаммеда Булгарина, распространявшего ислам в Мещере в ХIII веке, а затем принявшего православие (ИРРД, I, с. 206). На рубеже ХV — ХVI вв. известен Иван Тимофеевич Бекляшев — Загряжский (см.) (Веселовский 1974, с. 34). Фамилия от тюрко-булгарского Беклявше «запирающий, начальник сторожевого поста» (Баскаков 1979, с. 161). В последующем — сподвижники Петра I, военные, моряки, сенаторы, губернаторы (РБС, 2, с. 671 — 674).

94. БЕКОРЮКОВЫ. Дворяне с 1543 года (ОГДР, V, с. 24). Фамилия от тюркского прозвища Бюкеряк «горбатый» (Баскаков 1979, с. 90).

95. БЕЛЕУТОВЫ. Дворяне с ХVI века, но в ХVIII веке основной род вымер и дальше продолжался в Одинцовых-Белеутовых (см.). Основа рода от Александра Белеута, перешедшего на службу к Дмитрию Донскому и направленному в 1384 году послом в Орду. Александр Белеут — один из первых московских бояр считался восьмым коленом касожского князя Редеди (Веселовский 1969, с.292-294). Фамилия от тюркского Белеут, баламут «беспокойный» (Баскаков, 1979, с. 34).

96. БЕЛЯКОВЫ. Из польско-литовских татар, переместившихся в Литву еще в конце ХIV века и сохранивших тюркский этнос до конца ХVIII века. Юсуф Беляк — генерал, один из последних защитников Варшавы в 1794 году (В.,D., 1986, st. 114-124).

97. БЕРДИБЕКОВЫ. От ушедших в конце ХVI века в Литву вместе с сыном Мамая Мансур-Киятом (см. Глинские) из татар северных районов Золотой Орды (В., D., 1986, st. 22). Фамилия от тюрко-булгарского Берди бек «подаренный бек» (Баскаков 1979, с. 177).

98. БЕРДЯЕВЫ. Дворяне с 1598 года, земли под Смоленском и Переяславлем (ОГДР, V, с. 59; Веселовский 1974, с.36). Фамилия от тюркского прозвища Берди «подаренный» (Баскаков, 1979, с. 177). В последующем — учёные, философы (ЭС, 1987, с. 130).

99. БЕРКУТОВЫ. Дворяне с ХVI века. От мурзы Беркута, кадомского мишарина, принявшего христианство в конце ХVI века. Беркутовы — частое имя ХVI-ХVII вв. (Веселовский 1974, с. 35-36). Образовано от татарского Беркют «беркут; хищная птица» или (переносное) — храбрый человек (ТТС, I, с. 215).

100. БЕРСЕНЁВЫ. Дворяне с ХVI века. Известны: Берсенёв Иван — служилый человек в 1568 году в Казани (ПКК, с. 121), Берсенёв Петр — дьяк Иноземного приказа в 1686— 1689 годах. Основоположник рода Иван Никитич Берсень-Беклемишев (см. Беклемишевы) — думный дворянин в княжение Василия III (Веселовский 1974, с. 37). Фамилия от татарского слова Берсень «шиповник», но, может быть, и от Бер син, т.е. «ты один». В связи с Беклемишевыми могут быть выходцами из обулгаризированных буртас. По имени Берсенёвых сёла Берсенёвки в Московском и Переяславльском уездах, Берсенёвская набережная в Москве (Веселовский 1974, с. 37).

101. БИБИКОВЫ. Дворяне с ХVI в. От правнука Жидимира, татарина, выехавшего из Синей Орды к Великому князю Михаилу Ярославичу (2-я половина ХIII в.). Сын Жидимира Дмитрий был в 1314 году тестем князя Фёдора Михайловича, а правнук Фёдор Микулич по прозванию Бибик (тюрк. Бай бек «богатый господин» — (Баскаков 1979, с. 114 — 115) стал основателем рода Бибиковых (ОГДР, III, с. 13). Они принадлежали к знатным тверским родам, из среды которых были Давид Бибик— посол в Пскове в 1464 г., имения в Арзамасе (РБС, 2, с. 32 — 33); Иван Бибиков— неоднократный посол в Крым в ХVI веке (Савва 1917, с. 244-245; Веселовский 1974, с. 37). В последующем — государственные деятели, военные, учёные (РБС, 3, с. 14 — 32; ЭС, 1987, с. 137).

102. БИЗЯЕВЫ. Дворяне с ХVII века. От Кирея Бизяева, пушкаря, выходца из Казани, имения в Лебедяни под Курском (Веселовский 1974, с. 38). Кирей и Бизяй — тюркские имена.

103. БИМИРЗИНЫ. От Бимирзы — русского посла в 1554 — 1556 годах в Ногаи, в том числе и к Юсуфу (см. Юсуповы) (Савва 1917, с. 171 — 172), Фамилия от тюркского Баймурза «богатый господин».

104. БИРЕВЫ. Арап, Истома и Замятна Биревы — из крещёных в 1556 году татар, имения в XVI — ХVII вв. под Каширой и Коломной (Веселовский 1974, с. 39). Фамилия от татарского Бир «дай». Бирюй — один из воевод Батыя под 1240 годом (ПСРЛ, 25, с. 131).

105. БИРКИНЫ. От Ивана Михайловича Бирка, выехавшего в начале ХV века на службу к князю Фёдору Ольговичу Рязанскому (1402-1427 гг.) (ОГДР, III, с. 17). В 1560, 1565 годах известен Пётр Григорьевич Биркин, владевший имениями около Рязани, а в ХVI — ХVII вв. ряд служилых Биркиных: Родион Петрович — посол в 1587 г. в Иверию (Грузию); Василий Васильевич — стольник царя Алексея Михайловича (Веселовский 1974, с. 39). Фамилия от тюрко-монгольского Бирке, берке крепкий, могучий» (Баскаков 1979, с. 117).

106. БИЧУРИНЫ (МИЧУРИНЫ). По Н.А.Баскакову (1979, с. 229) связаны с Байчуриными — Бачуриными, получившими дворянство в 1685 году (ОГДР, IX, с. 112) и трансформировавшихся в Бичуриных — Мичуриных с имениями в Тамбовской губернии. Фамилия от булгаро — татарского Бай чура «богатый богатырь» (Баскаков 1979, с. 229).

107. БЛОХИНЫ. От Ивана Блохи из Большой Орды, перешедшего на русскую службу в начале ХV века (БК, II, с. 288). В 1495 году отмечен в Новгороде Иван Иванович Блоха — Аничков (см. Аничковы) (Веселовский 1974, с. 40). В последующем — учёные, революционеры, спортсмены (ЭС, 1987, с. 147).

108. БОГДАНОВЫ. Дворяне с ХVI века (ОГДР, VI, с. 31). Две линии тюрко-татарского происхождения:

1). От Тоузака сына Богданова, записанного дворяниным в 1580 году и Ишима Богданова, бывшего в 1568 году гонцом в Крым (Савва 1917, с. 161);

2). От Богдана — сына кадомского (татар.-мишарин) мурзы Ян Глыча, сына Бедиша, во 2-й половине ХVI века перешедшего на русскую службу (БК, I, с. 207). В 60-е годы ХVI века отмечаются жители Казани — Богдановы Иван Баба, Василий, один из которых был сотником стрельцов (ПКК, с. 18). В последующем — видные учёные, философы, артисты (РБС, 3, с. 138 — 146).

109. БОГДАНОВСКИЕ. Из польско-литовских татар. В ХV-ХVI вв. известны мирза Богданов и его сыновья Назых и Назим, возведённые после битвы под Берестовым в 1651 году в ранг шляхетства, а после выведенные в российское дворянство (В., D., 1986, st. 77).

110. БОЛГАРСКИЕ. Дворяне с 1786 года (ОГДР, Х, с. 128). Н.А.Баскаков (1979, с. 240—241) предполагает выход их из Дунайской Болгарии, чему противоречит наличие в родовом гербе полумесяца — типичного мусульманского знака; поэтому это, скорее, выходцы из Волжской Булгарии. В этой связи интересно наименование «Болгарская волость» под Костромой.

111. БОЛТИНЫ. От Михаила Болта — сына мурзы Кутлубуга из Б. Орды, перешедшего в ХIV веке на русскую службу (ОГДР, IV, с. 50). В 1496 году уже были дворянами. Андрей Болтин по прозвищу Алай убит под Казанью в 1548 году, Ахмат Федоров Болтин упомянут под 1556 годом (РБС, 3, с. 204 — 205), а Андрей Иванов Болтин в 1568 году отмечен как служилый человек в Казани (ПКК, с. 122). В конце ХV века Болта указан как родственник Танеевых (см). С ХVI — ХVII вв. Болтины имели поместья в Нижегородском крае, в том числе и известное пушкинское Болдино (Веселовский 1974, с. 45). В потомстве известны покорители Сибири, учёные, родственники Пушкиных (РБС, III с. 184-209).

112. БОРИСОВЫ. Дворяне с 1612 г. (ОГДР, II, с. 92), выходцы из шляхты Польши и Литвы, куда, очевидно, пришли из мусульманского тюркского мира, о чём свидетельствует наличие в гербе двух полумесяцев (РБС, З, с. 230). Хорошо знали казанско—татарский язык, как, например, Борисов Никита Васильевич, в 1568 году бывший окольничим в Казани и служивший переписчиком Казанского торга на татарском языке (ПКК, с. 56).

113. БОРКОВСКИЕ. Дворяне с 1674 года, выходцы из Польши (ОГДР, IX, с. 9), куда, очевидно, попали из тюркского мира, о чём говорит их фамилия, происходящая от тюркского Бурек «шапка», как это полагает Н.А.Баскаков (1979, с. 221).

114. БОРОВИТИКОВЫ. Дворяне с ХVI — ХVII вв. с имениями под Новгородом, от князя Василия Дмитриевича Боровитика, вышедшего в конце ХV веке из Мещеры (мишар?) (Веселовский 1974, с. 46).

115. БУЗОВЛЁВЫ. От Честигая Бузовля из татар (БК, II, с. 293). В середине ХV века уже упоминается «околица» (село и земля около Рязани) Бузовлёвых (Зимин 1980, с. 19; Веселовский 1974, с. 52). С 1649 года дворяне (ОГДР, VI, с. 85). Фамилия от татарско — мишарского прозвища Бузавлы «имеющий телёнка» (Баскаков 1979, с. 195).

116. БУКРЯБОВ. От литовского гонца в Москву в 1658 году Улана Букряба (Шмидт 1984, с. 146). Фамилия от тюркского Бюкре «горбатый».

117. БУЛАТОВЫ. Уже в ХVI — ХVII вв. имели земли около Каширы и Рязани в местах обычного сосредоточения земель выходцев из среды казанцев (Веселовский 1974, с. 35). В ОГДР (III, с. 135) дата вступления в дворянство 1741 год. Фамилия от тюркского Булат — сталь (Баскаков 1979, с. 139 ). В ХVIII — ХIХ вв. генерал — губернатор Сибири, декабристы, учёные, военные (РБС, III, с.452 — 456).

118. БУЛГАКОВЫ (первые). Выходцы с сыном Мамая Мансур — Киятом в Литву в конце ХIV века (В.,D., 1986, st. 22). В 1408 году часть из них в свите Свидригайлы выехала на Русскую службу, где получила земли под Новгородом и Москвой (ОГДР, I, с. 2 — 3). В ХV веке известны как бояре, в 1481 году отмечен наместник в Новгороде (Веселовский 1969, с. 30 — 34). Фамилия первых, как и остальных, от тюрко-татарского Булгак «гордый человек» (Баскаков 1979, с. 49 — 50).

БУЛГАКОВЫ (вторые). От Ивана Ивановича Шая — Булгака, рода ханского, вышедшего на службу в начале XV века к Ольгу Рязанскому с сыновьями Голицей (см. Голицыны) и Куракой (см. Куракины) (ОГДР, II, с. 120). В ХV-ХVI вв. уже имели боярский чин и сёла, в том числе и под Москвой (запись под 1457 годом) (Веселовский 1960, с. 224, 267 — 270). В 1566— 1568 годах бояре Пётр и Григорий Андреевичи Булгаковы были в Казани воеводами и имели поместные деревни в окрестности Казани, в том числе Кульмаметово и др. (ПКК, с. 22, 48 — 50).

БУЛГАКОВЫ (третьи). От Матвея Булгакова, вышедшего из Орды в начале XV века к рязанскому князю Фёдору Васильевичу и бывшего вместе с братом Денисием у него на службе (ОГДР, IХ, с. 89; Зимин 1988, с. 267, 300).

Из среды Булгаковых, имевших, таким образом, разное, но тюркское происхождение (Веселовский 1974, с. 53), вышли известные писатели, учёные, воины, философы, митрополиты (РБС, 3, с. 457 — 474; ЭС, 1987, с. 177).

119. БУЛГАРИНЫ. Дворяне с 1596 года, имения в окрестности Костромы, где обычно размещались выходцы из казанской среды. Здесь же, в Новоторжокском уезде, находилась Болгарская губа или волость (Веселовский 1974, с. 44). Под этой же фамилией (например, Фаддей Булгарин — писатель первой половины ХIХ века) были выходцы и из среды польских татар (РБС, 3, с. 476).

120. БУНИНЫ. От Бунина Прокуды Михайловича (умер в 1595 году), дед которого, вышедший из Орды к рязанским князьям, получил земли в Ряжском уезде (Веселовский 1974, с. 260). По другим источникам, под 1445 годом упоминается рязанец Бунко на службе Великого князя Василия (Веселовский 1969, с. 310). Из среды Буниных — известные учёные, государственные деятели, писатели, в том числе и лауреат Нобелевской премии И.А.Бунин.

121. БУРНАШЕВЫ. Дворяне с 1668 года (ОГДР, IV, с. 119). Бурнаш — от татарского слова Бурнаш «задира, холостяк» (Баскаков 979, с. 165), распространённое тюркское имя, сохранившееся и у татар обрусевших — см. Бурнаш Гирей, крымский хан в 1512 году, Бурнаш Обезьянинов — упомянут под 1561 годом в Коломне, Бурнаш Елычев — казацкий атаман в 1567 году, Бурнаш Гагарин (Веселовский 1974, с. 56). В последующем — известные учёные, агрономы, писатели и пр. (РБС, III, с. 500-503).

122. БУСУРМАНОВЫ. Дворяне с конца ХVI века. Известны: под 1587 годом крестьянин Фёдор Бусурман из Арзамаса; под 1619 годом князь Иван Юрьевич Бусурман-Мещерский (Веселовский 1974, с. 57). Фамилия от слова Басурман, бусурман, то есть мусульманин; выходцы из среды предков мишарей.

123. БУТУРЛИНЫ. Дворяне и графы из древнего рода легендарного Радши «из немцев», выехавшего в ХIII веке к Александру Невскому (ОГДР, I, с. 22). С.Б.Веселовский (1974, с. 57) оспаривает это легендарное утверждение и полагает, что это был выход из Орды в первой четверти XV века Мусы из таинственного рода Радши, правнук которого Иван Бутурля заложил основы широко известного боярского рода Бутурлиных с имениями преимущественно в Нижегородском крае (Зимин 1980, с. 160 — 166 и сл.). Н.А.Баскаков (1979, с. 52) полагает, что Бутурлины выехали из Орды к Ивану Калите в 1337 году, а их фамилия образована от тюркского Бутурля «беспокойный человек». В последуюшем — военные, воеводы, в родстве с Мусиными — Пушкиными (РБС, III, с. 535 — 558).

124. БУХАРИНЫ. Дворяне с 1564 года (ОГДР, V. С. 49). От Тимофея Григорьевича Бухара — Наумова, упомянутого в конце XV века и его потомков дьяка Ишука Бухарина (середина ХVI века) и Евтихия Иванова сына Бухарина (Савва 1917; Веселовский 1974, с. 58). Н.А.Баскаков (1979, с. 175—176) не сомневается в тюркском происхождении рода. В последующем учёные, государственные и политические деятели.

125.ВАЛИШЕВЫ (ВЕЛЬЯШЕВЫ). Дворяне с рубежа ХVI — ХVII вв. В гербе изображение полумесяца и шестиконечных звёзд — мусульманских символов (ОГДР, II, с. 107). Имели поместья в Новгородской области (Веселовский 1974, с. 65). Фамилия от тюркского Вали «друг, близкий Аллаху (Гафуров, 1987, с. 137).

126. ВЕЛЬЯМИНОВЫ. От Вельямина-Протасия, выходца из Орды и бывшего у Дмитрия Донского тысяцким (БК, II, с. 296, № 169). В ОГДР (V, с. 16) предполагается, что его предком был Якуп Слепой. В роду упоминается еще несколько имён тюркского происхождения — на рубеже ХV — ХVI вв. Иван Шадра-Вельяминов и его брат Иван Обляз-Вельяминов (Веселовский 1969, с. 212). Под 1646 годом отмечен в Казани сын боярский Вельяминов Кузьма (ПКК, II,с. 124). Фамилия от тюрко-арабского имени Велиамин «друг, близкий к Аллаху» (Баскаков 1979, с. 89-90). Некоторые предпола-гают родство через легендарного выходца из Орды Чета с Годуновым, Сабуровым и др. (см. Вельяминовы-Зерновы).

127. ВЕЛЬЯМИНОВЫ — ЗЕРНОВЫ. В ОГДР (I, с. 43; IV, с. 26) отмечается: “В 1330 году из Орды выехал князь Чета (Чота — Чотта — Четти), по крещении названный Заха-рием. У князя Четы был внук Дмитрий Александрович, по прозванию Зерно. Сын сего Дмитрия Зерно, Иван Дмит-риевич, имел детей Ивана Годуна, от коего пошли Годуновы, и Фёдора Сабура, от сего пошли Сабуровы. Внук Дмитрия Зерно Андрей Константино-вич по прозвищу “Глаз” имел сына Вельямина и от него пошли Вельями-новы — Зерновы». Это свидетельство, поддерживаемое рядом исследовате-лей (Баскаков Н.А., Зимин А.А. и др.), было резко раскритиковано еще в 30-е годы С.Б. Веселовским, который ука-зал на ряд хронологических несоот-ветствий, выявив и то, что Александр Зерно — сын Захария был убит еще в 1304 году, т.е. за 26 лет до прибытия своего отца на Русь (Веселовский 1969, с. 163). Вместе с тем наличие в фамилии основы «Велиамин» тюркского происхождения (см. Велья-миновы) заставляет полагать тюркский выход и основопологателя фамилии Вельяминовы — Зерновы.

128. ВЕРДЕРНИКОВЫ. Дворяне, выводившие свой род от Солохмира из Большой Орды, вышедшего на Русь в 1371 году (БК, II, с. 296, № 168). Тюркское имя основателя рода Вердерниковых — Кудаш Апраксин (Веселовский 1974, с. 65). В ХV — ХVI вв. бояре рязанские с землями в Рязанским крае, а затем бояре при Великих князьях и царях Василии III и Иване IV (Зимин, 1980, с. 267 — 270). Были в родстве с Апраксиными и Хитровыми (см).

129. ВИСЛОУХОВЫ. Знатная боярская фамилия в родстве с Сабуровыми (см). В родословной (см. БК, II, с. 296, № 413) сообщается, что основатель рода Семён Вислоух был внуком Фёдора Сабура, внука Дмитрия Зерно (см.), дед которого легендарный князь Чета выехал из Золотой Орды на службу к Великому князю Ивану Дмитриевичу (Калите). В ХV веке Вислоуховы были уже боярами в Новгородской земле, а в ХVI веке активно участвовали воеводами в Ливонской войне. Связь с Сабуровыми, имеющими фамилию от тюркского прозвища Сабур — арабо-тюркское «терпеливый» (Баскаков 1979, с. 57) заставляет думать о тюркском происхождении и Вислоуховых.

130. ВЫШИНСКИЕ (ЮШИНСКИЕ). Из польско — литовских татар, которые ещё в ХVII веке носили звание князей Юшинских, ополонизированных в Вышинских (В., D., 1986, st. 213). В дворянах с 1591 года. По знаку — тамге, имеющемся в родовом гербе в виде вертикально направленной стрелы, скорее всего, выходцы из огузо-башкирского рода сахир (В., Р., 1986, st. 226).

131. ГАРШИНЫ. От мурзы Гаршы или Горшы, выходца из Орды при Иване III (1462— 1505). В ХVII — ХIХ вв. захудалый дворянский род, виднейшим представителем которого был знаменитый русский писатель Гаршин Всеволод Михайлович (1855 — 1888 гг.) (РБС, IV с.246 — 258). О тюркском происхождении предков свидетельствует и фамилия Гаршин, происходящая от тюрко — персидс-кого Гарша, курша «отважный пра-витель, герой» (Гафуров 1987, с. 158).

132. ГИРЕЕВЫ. От Гиреев— потомков золотоордынского хана Тохтамыша (рубеж ХIV— ХV вв.). На русской службе, очевидно, уже с конца ХV века, если не раньше, так как в 1526 году упоминается как московский дворянин Василий Михайлович Гиреев, а в 1570 году Андрей и Юрий Васильевичи Гире-евы. Им принадлежали подмосковные сёла Гиреево-Губкино и Новогиреево (Веселовский 1979, с. 78). Фамилия, скорее всего, от тюркского (татаро-башкирского) Гирей, кирей «чёрный баран» (Баскаков 1979, с.. 188). См. Киреевы.

133. ГЛИНСКИЕ. Князья. Имеются две версии их тюрко-ордынского происхождения, но обе выводятся к князю Мамаю, разбитому в 1380 году Дмитрием Донским на Куликовом поле. По первой версии, род происходит от сына Мамая Мансур-Кията, поселившегося после 1380 года в Поднепровье и основавшего здесь города Глинск (первоначально Глинитца) и Полтаву и от первого города род получил имя Глинских (MERSH, 12, р. 200). По второй версии, род происходит от Лехсада (Лекса, в крещении Александр) сына Мансуксана (Мансур Хасана), сына Мамая, поступившего на службу к Великому князю литовскому Витовту и получившему в удел Глинск и Полтаву (РБС, V, с. 37). Как предполагает А.А.Зимин (1980, с.142 — 143), Глинские Михаил Львович и его брат Иван Львович по прозвищу Мамай в 1508 году выехали из Литовского княжества на Русь и получили здесь «в кормление» подмосковные сёла Ярославец, Медынь, Боровеск. Таким образом, Глинские оказались в разряде «служилых княжат» и имели удельно — жалованную систему землевладения (Зимин 1980, с.122). В ХVI веке Глинские были наиболее видными фигурами в истории российского дворянства: Иван Львович (Мамай) был послом в Крыму, а вскоре стал воеводой Киева (РБС, V, с. 319 — 320). Михаил Глинский, на племяннице которого Елене Глинской женился Великий князь Василий III, был инициатором походов на Смоленск и Казань, активный участник заговора Глинских, умер в 1536 году в заточении. В середине ХVI века Глинские Михаил Васильевич и Василий Прокопьевич были активными участниками завоевания Казани, а последний в 1562 году был даже наместником Казани (Бычкова 1977). В последующем — учёные, военные (РБС, V, с. 319).

134. ГОГОЛЬ (ГОГЕЛЬ). Фамилия принадлежит относительно поздним выходцам из Польши, получившим российское дворянство в 1775 году (ОГДР, I, с. 141). По мнению Н.А.Баскакова (1979, с. 76— 78), фамилия от тюрко-булгарского (чувашского) прозвища Гогул, когул «синяя птица». Но существовали, по мнению В.С.Веселовского (1974, с. 81), и более ранние имена — см. Иов Гоголь, крестьянин в Новгороде, упомянутый под 1459 годом; Гоголево — один из станов Московского уезда в ХVI — ХVII вв.

135. ГОДУНОВЫ. Одна из спорных фамилий. Официальная родословная, имеющаяся в двух версиях, гласит, что Годуновы — потомки князя Четы, выехавшего из Золотой Орды в 1330 году к Ивану Калите, и родственники Сабуровых (ОГДР, I, с. 4) или, что Годуновы от Ивана Годуна из Золотой Орды (БК, с. 302, № 17). А.А.Зимин (1980, с. 80, 192, 208, 303) сформулировал это в обобщённом виде, предполагая что Годуновы от Ивана Годуна, сына Ивана Зерно, сына Дмитрия Зерно, костромича с ХIV века, внука князя Чета, выехавшего из Золотой Орды на русскую службу. Против этого мнения отрицательно выступили С.Веселовский (1969, с. 287 — 288) и особенно резко, правда, не приводя никаких доказательств, Р.Г.Скрынников (1983, с. 5), который несколько высокомерно писал: «Предки Годуновых не были ни татарами, ни рабами». Следует отметить, что С.Веселовский, как объективный исследователь, всё же допускал возможность тюркского происхождения Годуновых и даже приводил имя одного из возможных предков Годуновых — Асана (Хасана) Годуна, жившего в ХIV веке (Весе-ловский 1974, с. 81). По мнению Н.А.Баскакова (1979, с. 58), фамилия Годунов связана с тюркским прозви-щем Годун, гудун «глупый, безрас-судный человек». В пользу тюркского происхождения свидетельствует имя Асан — Хасан. В российской истории наиболее известен Борис Годунов — русский царь на рубеже ХVI — ХVII веков, брат жены предшествующего царя Фёдора Иоанновича.

136. ГОЛЕНИЩЕВЫ — КУТУЗОВЫ. Также спорная фамилия, ибо в официальной родословной (ОГДР, II, с. 31) утверждается выход родона-чальника богатыря Гаврилы к Александру Невскому «из немцев». От праправнука сего Гаврилы Фёдора Александровича Кутуза пошли Кутузовы, а от сына его Кутуза Анания Александровича по прозвищу Василий Голенище — Голенищевы. Обьединённый род получил фамилию Голенищевых — Кутузовых. Дочь Андрея Михайловича Голенищева — Кутузова была замужем за последним казанским царем, в крещении получившем имя Симеона Бикбулатовича (см). С.Б.Веселовский (1969, с. 430 — 432) относится скептически к этой родос-ловной и вместе с А.А.Зиминым (1980, с. 156) считает, что род Голенищевых — Кутузовых имеет более позднее происхождение, не связанное ни с «немцами», ни с Ордой. Они полагают, что основатель рода Кутузовых Фёдор Кутуз жил в последней четверти ХIV — первой четверти XV вв.; основатель рода Голенищевых — Василий Голенище, сын Анания, брата Фёдора Кутуза, внука новгородца Прокши — жил во второй половине ХV века. Н.А.Баскаков (1979, с. 92 — 93) допускает тюркское происхождение фамилии Кутузов от тюркского (тюрко —булгарского) прозвища Кутуз, кутур «бешеный; вспыльчивый». Не исключено и очень древнее происхождение рода от булгар, бежавших к Александру Невскому в 30 — 40-е годы ХIII века от монгольского нашествия.

137. ГОЛИЦЫНЫ. Также спорная фамилия с несколькими версиями родословия:

1) от Голицы по прозвищу Булгак, правнука Великого князя литовского Гедимина (Едиман?) и внука Наримонта (Наримана?), сына Гедимина, (ОГДР, I, с. 2);

2) от князя Булгакова Голицы, томившегося в польско-литовском плену с 1514 по 1552 год (БК, I, с. 181; Зимин 1980, с. 30);

3) от князя Михаила Ивановича Голица Куракина, умершего в 1558 году (Веселовский 1974 с. 82)

4) от сына Ивана Булгака Михаила Голицы, внука Патрикая Наримонто-вича, сына Гедимина — Великого князя литовского (Веселовский 1969, с. 69, 89); в родстве с Хованскими и Корецкими. Во всех четырёх версиях присутствуют имена, связанные с тюркскими прозвищами — см. Булгак, Едиман, Нариман, Курака, поэтому вслед за Н.А.Баскаковым (1979, с. 47 — 48) вполне возможно допустить тюркское происхождение Голициных, может быть, даже от булгар, бежавших от монгольского нашествия вначале в Литву, а затем вышедших на Русь. Активная жизнь потомков, приходящаяся на ХVII — ХVIII вв., нередко была связана с Поволжьем и Казанью. Голицын Борис Александ-рович в 1683 — 1713 годы возглавлял Казанский приказ, т.е. был фактически правителем Поволжья; Голицын Василий Васильевич участвовал в событиях 1610 — 1613 гг., был одним из претендентов на российский трон; позднее — князья, сенаторы, учёные, военные (ЭС, 1987, с. 317).

138. ГОРЧАКОВЫ. Князья, дворяне с 1439 года. Происходят от внука князя Мстислава Карачевского (см.) Горчака, которому был пожалован город Карачев. Князь Пётр Иванович Горчаков в 1570 года записан в числе детей боярских (ОГДР, V, с. 1). Баскаков Н.А. (1979, с. 162 — 163) полагает тюркское происхождение как имени Карачев (от Карачи «смотрящий, верный слуга»), так и Горчак (Курчак «кукла»).

139. ГОРЯИНОВЫ. Дворяне с середины ХVI века. От Егупа (Якуба) Яковлевича Горяина, отец которого из Казани вышел на Русь (Веселовский 1974, с. 86, 107).

140. ГОТОВЦЕВЫ. В ОГДР (Х, с. 22) записано: «Фамилия Готовцевых происходит от выехавшего к Великому князю Василию Васильевичу Тёмному мурзы Атмета (Ашмета, Ахмета), принявшего греко — российскую веру и наименованного при крещении Петром, у коего был сын Андрей, прозвища Готовец; происшедшие от него потомки приняли наименование Готовцевых». «Бархатная книга (БК, II, с. 306, № 190) дополнительно отмечает, что Готовцевы «из татар». В 1511 году в Москве записан Готовцев Урак Андреевич (Веселовский 1974, с. 87), что лишний раз подтверждает тюркское происхождение этого рода.

141. ДАВЫДОВЫ. Род от Давыда (Давуда) сына мурзы Минчака Касаевича, вышедшего из Золотой Орды к Великому князю Василию Дмитриевичу и принявшего при крещении имя Симеон (ОГДР, II, с. 51; V, с. 33; БК,. II, с. 306, № 215). С 1500 года уже имели вотчины, в том числе в ХVII — ХХ вв. в Нижегородской и Симбирской губерниях. В родстве с Уваровыми, Злобиными, Оринкиными (см.). Фамилия и имя Давыд — Давуд — Дауд — арабизированная и тюркизированная форма еврейского имени Давид, что означает «любимый, любящий» (Гафуров 1987, с. 142; Баскаков 1979, с.97). В потомках воины (Денис Давыдов), декабристы, дипломаты, академики и др. (РБС, VI, с. 10 — 15; ЭС, 1987, с. 355).

142. ДАШКОВЫ. 2 рода:

1). От князя Дмитрия Михайловича Дашко (Дашек) Смоленского в начале ХV века пошли князья Дашковы, мелкие землевладельцы (ОГДР, I, с. 10; Веселовский 1974, с. 93). В 1560 году князь Андрей Дмитриевич Дашков описывал Кострому (Веселовский 1969, с. 388);

2). От мурзы Дашека из Орды и его сына Михаила Алексеевича, вышед-ших из Орды к Великому князю Василию Ивановичу на рубеже ХIV — ХV вв. (ОГДР, II, с. 71). Дашек, принявший в крещении имя Даниил, умер в Москве в 1408 году, оставив сына Михаила по прозвищу Зияло (Зия Али?) (ИРРД, I, с. 60). От сего рода пошли дворяне Дашковы. Прозвище «Дашек», по мнению Н.А.Баскакова (1979, с. 51), тюрко — огузского происхождения от Дашык «заносчивый», но может быть и от Ташак, ташаклы «мужественный». Имя -прозвище Зияло (Зия Али) от персидско — тюркского «сияние Али» (Гафуров 1987, с. 149).

От обоих родов, но преимущественно от второго, пошли дворяне, активно участвовавшие во всех завоевательных походах Руси на Казань, Прибалтику в ХVI — ХVII вв., воеводы во многих городах, послы и дипломаты, учёные, в том числе первая и единственная женщина — президент Российской Академии Наук Екатерина Дашкова (РБС, VI, с. 131 — 144).

143. ДЕВЛЕГАРОВЫ. От Девлегарова Мамкея служилого татарина, станицы служилых татар в середине ХVI века, посла в Ногаи в 1560 году (Савва 1917, с. 173). Судя по фамилии, распространённой у татар-мишарей, род Девлегаровых мишарского происхождения. Фамилия от прозвища, состоящего из двух частей: персидско-мусульм. Девлет «счастье», «богатство» и персидско-тюркского Гирей «сильный», «могучий» (Гафуров 1971, с. 70 — 71).

144. ДЕДЕНЕВЫ. От Дюденя, который с Тормосом и родственниками Сергея Радонежского пересе-лился в 1330 году в Московское княжество. В ХV веке потомки Дюденя имели княжеское звание и в конце ХVI века уже носили фамилию Деденевы (Веселовский 1974, с. 94). Тюркское происхождение подтверж-дается распространённостью этого имени у ордынцев — см.: Дюдень — ордынский посол в Москву в 1292 году. Дюденевы получили дворянство в 1624 году (ОГДР, II, с. 113). По Н.А.Баскакову (1979, с. 108 — 109), фамилия от древнетюркского Дедя «отец» (см. также ДТС, с. 160).

145. ДЕДЮЛИНЫ. От Курбата Дедюлина, служилого человека, отме-ченного в Казани в 1566 году (Весе-ловский 1974, с. 94). Скорее всего, это выходец из Казани с той же основой фамилии от прозвища Дедя.

146. ДЕРЖАВИНЫ. От Державы Алексея, сына Дмитрия Нарбека, сына мурзы Абрагима—Ибрагима, вышедшего из Большой Орды на службу к Великому князю Василию Васильевичу (ОГДР, V с. 38). В ОГДР (V. с. 38; IV, с. 45) отмечается также родство Державиных с Нарбековыми и Теглевыми (см.). Под 1481 годом отмечается торговый человек Державин Филя (Веселовский 1974, с. 95). В потомках великий Гавриил Романович Державин, родившийся в 1743 году под Казанью.

147. ДОЛГОВО — САБУРОВЫ. В ОГДР (II, с. 32) сообщается: «Род Долговых—Сабуровых происходит от выехавшего к благоверному Великому князю Александру Невскому из Большой Орды Атуна мурзы Андановича, который по крещении назван Борисом и находился при великом князе в боярах. У сего Бориса был правнук Фёдор Матвеевич Сабур, коего потомки Долгово—Сабуровы». О тюрко — ордынском происхождении рода свидетельствуют фамилии и имена, исходящие из прозвищ: Атун —от древнетюркского Айдун «свет, сияние»; Андан — от тюрко-персидс-кого Андамлы «стройный» (Баскаков 1979, с. 59); Сабур–Сабыр— от арабо-мусульманского Сабур «долготерпевший», один из эпитетов Аллаха (Гафуров 1987, с. 184). В 1538 году упомя-нут в Ярославле городской приказчик Долгово-Сабуров Иван Шемяка (Веселовский 1974, с. 98). Судя по именам и времени выезда, Долгово-Сабуровы могут быть беженцами из Булгар во время монгольского нашествия.

148. ДУВАНОВЫ. Дворяне в рязанских землях с ХVI века. От Дувана, вышедшего в ХV веке из Большой Орды к рязанским князьям (БК, II, с. 310, № 43). Фамилия от тюркского прозвища Дуван «майдан, открытое место, казачья сходка для дележа добычи» (Веселовский 1974, с. 103). В родстве с Темирязовыми и Турмашевыми (см).

149. ДУЛОВЫ. От мурзы Дуло, вышедшего из Орды к князю Ивану Даниловичу Шаховскому в середине ХV века (Веселовский 1974, с. 103). Фамилия может быть от староболгарского «Дуло» — один из двух царственных булгарских родов.

150. ДУНИЛОВЫ. Дворянский род от Дунилы из татар (БК, II, с. 311, № 138). В середине ХV века отмечен Пётр Еремеев Дунило — Бахметьев (Веселовский 1974, с. 104), что, наряду со свидетельством родства Дуниловых с Бахметьевыми (см.), еще раз подтверждает их тюркское происхождение.

151. ДУРАСОВЫ. Дворяне с ХVII века, имение в Арзамасском уезде. От Киринбея Ильича Дурасова, перешедшего на русскую службу в 1545 году из казанских татар (Веселовский 1974, с. 104). Имя Киринбей от татарского прозвища Кырын бей «окольный, окраинный господин», а Дурасов, возможно, от арабо-тюркского Дурр, дурра «жемчуг, жемчужина» (Гафуров 1987, с. 146).

152. ЕДИГЕЕВЫ. Дворяне с ХVI века, в родстве с Постниковыми (см.). Едигей — Эдигей — Идигей — булгаро-татарский мурза, правивший на рубеже ХIV — ХV вв. (1389 — 1420 гг.) всем Дешт-и-Кипчаком. После убийства Едигея в 1420 году, многочисленные его родственники, преследуемые ордынцами, перешли на русскую службу (Веселовский 1969, с. 506 — 508). Один из Едигеев уже в середине ХV века был вотчинником с селом Едигеево в Переяславской уезде у Великой княгини Марии Ярославны (Веселовский 1974, с. 107).

153. ЕЛГОЗИНЫ. Дворяне с ХVII века. От Ивана Елгозина, упомянутого в качестве служилого татарина с имениями в округе Арзамаса под 1578 годом (Веселовский 1974, с. 107). Фамилия, скорее всего, от двойного тюркского прозвища: Ел — ил «область, владение, племя» и Гозя — ходжа — хужа «господин, владелец», то есть «владелец страны, владелец племени».

154. ЕЛЧИНЫ — ЕЛЦИНЫ. Дворяне с рубежа ХVI — ХVII вв. От Елча из Орды (БК, II, с. 230). Ельчин Иван упомянут как дьяк в Москве под 1609 годом (Веселовский 1974, с. 108). Фамилия от тюркского прозвища Елчы «вестник». Возможен переход фамилии Елчин в фамилию Елцин (Ельцин).

155. ЕЛЬЧАНИНОВЫ. В ОГДР (IV, с. 44) сообщается, что «Предок рода Ельчаниновых Алендрок выехал к Великому князю Василию Васильевичу из Польши. Потомки сего Алендрока Ельчаниновы. …жалованы были от государей поместиями в 1476 году». По-видимому, Алендрок Ельчанинов был из поволжских тюрок, вначале выехавших не позже рубежа ХIV — XV вв. в Польшу, но вскоре, даже не утеряв свою тюркскую фамилию, перешедших на русскую службу. По мнению Н.А.Баскакова, имя Алендрок от тюркского прозвища Алындырк «налобник, маска», а фамилия также от тюркского прозвища Елчы «вестник, глашатай».

156. ЕЛЫЧЕВЫ. От казанского татарина, перешедшего на русскую службу после 1552 года. Он или его родственник Елычев Буркаш в чине казацкого атамана в 1567 году ездил в Сибирь и Китай и описал своё пу-тешествие (Веселовский 1974, с. 56).

157. ЕНАКЛЫЧЕВЫ. От казанцев или мишарей, перешедших не позже середины ХVI века на русскую службу, так как уже в начале ХVII века они известны с православными именами, например, Борис Григорьевич Енаклычев-Челищев. Фамилия от двусоставного тюркского прозвища Ена — яна «новый, новая» + Клыч «сабля», то есть «новая сабля».

158. ЕНАЛЕЕВЫ. Распространённая казанско — мишарская фамилия. Русская фамилия идет от казанского мурзы Еналея (Яна Али), перешед-шего перед взятием Казани на русскую сторону и в 1582 году получившем царское жалование (Савва 1917, с. 185). Имели владения в Коломне, как и их сородичи Бахтияровы (Веселовский 1974, с. 108).

159. ЕПАНЧА-БЕЗЗУБОВЫ. От Семёна Семёновича Епанчина — Беззубца, внука Константина Алексан-ровича Беззубца и правнука Алек-сандра Беззубца (умер в 1407 году) — родоначальника Шереметьевых (Веселовский 1974, с. 108, 147). Владели поместиями в Коломенском уезде. Семён Епанчин-Беззубец в 1541 — 1544 годах был воеводой в Казанских походах, дочь была замужем за Иваном Курбским (Веселовский 1969, с. 156 — 158), позднее — помещики в Арзамасском уезде. Первая часть фамилии от тюркского прозвища Епанча — япунче накидка, плащ, бурка» (Баскаков 1979, с. 249).

160. ЕПАНЧИНЫ. От Семёна Епанчи по прозвищу Замятна, пра-правнука легендарного Кобылы (см.: Кобылины, Колычевы и др.) (Зимин 1980, с. 180). В писцовой книге 1578 года в Коломенском уезде записано поместье Улана Епанчина (Веселовский 1969, с. 242). Имя и фамилия, имеющие в основе тюркские прозвища (епанча—см. выше, Улан от тюркс-кого Улан — углан «сын») не оставляют сомнения в тюркском про-исхождении обоих родов Епанчиных.

161. ЕПИШЕВЫ. От Киринбея Епиша, перешедшего на русскую службу и помещенного в 1540 году в Твери. Там же упоминается ещё один Епиш Китай Иванович (Веселовский 1974, с. 109). Фамилия и имена имеют в основе тюркские прозвища: Епиш может быть от тюркского Япыш — ябыш «прикрепись»; Киринбей — «окольный князь, бей» (см. Дурасовы); Китай—башкирско-кипчакское племен-ное название Кытай — катай.

162. ЕРМОЛИНЫ. От тюркского прозвища Ер «муж, герой» и Молла «учёный, учитель» (Баскаков 1979, с. 175). Во второй половине ХV века в Москве был известен строитель и учёный Ермолин Василий Дмитриевич, построивший ряд церквей в Московском Кремле и участвовавший в написании Ермолинской летописи (Веселовский 1969, с. 328, 445). Если это потомок выходца из тюркской среды, о чём ярко свидетельствует его фамилия, то — судя по православным имени и отчеству — выход его предков должен был совершиться где-то на рубеже ХIV — ХV веков.

163. ЕРМОЛОВЫ. В ОГДР (V, с. 44) сообщается: «Предок рода Ермоловых Арслан мурза Ермола, а по крещении названный Иоаном … в 7014 (1506) году выехал к Великому князю Василию Ивановичу из Золотой Орды. Правнук сего Арслана Трости Иванов сын Ермолов в 7119 (1611) году написан по Москве в боярской книге». Фамилия (Ермола) и имя (Арслан) первопредка имеют несомненно тюркское происхождение (Баскаков 1979, с. 174 — 175). В последующем — генералы, учёные, артисты, в том числе: Ермолов Александр Петрович (1777—1861 гг.) русский генерал, герой войны 1812 года, завоеватель Кавказа; Ермолова Мария Николаевна (1853 — 1928 гг.) — знаменитая российская актриса (ЭС, 1987, с. 438).

164. ЖДАНОВЫ. Предок Жда-новых возводится к правнуку Ослана (Арслана) мурзы из Золотой Орды, выехавшего к Дмитрию Ивановичу Донскому в конце ХIV века (ОГДР, V, с. 29; БК, II, с. 238). В ХV — ХVII вв. прозвища Ждан, Ждановы были очень распространёнными на Руси (Веселовский 1974, с. 111): Ждан Вешняков — псковский помещик в 1551 году, Ждан Квашнин в 1575 году, Ждан Ермила Семёнович Вельяминов — сос-лан в 1605 году в Свияжск (Веселовский 1969, с. 193, 197, 264), Ждан Игнатьев — казанец с лавками под 1568 годом (ПКК, с. 59, 60, 63). По Н.А. Баскакову (1979, с. 150), прозвище Ждан может быть от тюрко-персидского Видждан “религиозный фанатик, страстный любовник».

165. ЖЕМАЙЛОВЫ. Дворяне с ХVI века. От Жема из татар (БК, II, № 234). Жемайловы (в том числе Жемайлов Тимофей Александрович, упомянутый под 1556 годом) имели поместья в Кашире и Коломне, где обычно размещались служилые из казанского выхода (Веселовский 1974, с.113). Фамилия может быть от мусульманского прозвища Джума, т.е. «родившийся в пятницу» (Гафуров 1987, с. 144).

166. ЗАГОСКИНЫ. Дворяне с ХVI века. По официальной родословной, Загоскины происходят от Захара Загоско из Золотой Орды (БК, II, с. 243). В биографии Загоскиных, помещённой в РБС (VII, с. 152), сообщается, что Загоскины происходят от Шевкана Загора, вышедшего в 1472 года из Золотой Орды к Ивану III, в крещении названного Александром Анбулатовичем и получившего в имение село Рамзай в Пензенской губер-нии. С.Веселовский (1969, с. 40), не приводя никаких доказательств, счи-тает эти сведения легендой. Фамилии и имена, связанные своим происхож-дением с тюрко-мусульманскими прозвищами (Захар — Загор — Загир «победитель» Шевкан — Шевкат «могущественный»— Гафуров 1987, с. 146, 209— 210) усиливают тюркскую версию происхождения рода Загоски-ных. В последующем из рода Загоски-ных известны учёные, писатели, путешественники (РБС, VII, с. 151; ЭС, 1987, с. 444).

167. ЗАГРЯЖСКИЕ. Дворяне с XV века. По родословной, происхождение от Антона Загряжа, сына Исахара (в крещении Гавриил), свояка ордынского царя, выехавшего из Золотой Орды на службу к Дмитрию Ивановичу Донскому (ОГДР, IV, с. 35; БК, II, с. 246). Со второй половины ХV века упоминаются поместья Загряжских в Бежецкой пятине, а среди имён встречаются еще тюркские прозвища Ашихта, Бекляш, Курбат (Веселовский 1974, с. 118). Загряжские были активными дворянами в ХV — ХVII вв., особен-но при Борисе Годунове (РБС, VII, с. 159 — 169). Так, в 1537 году Г.Д.Загряжский, бывший на посольской службе, привез Ивану III договорную грамоту о вхождении Новгорода в Московскую Русь (Зимин 1980, 238). Тюркское происхождение рода подтверждают фамилии и имена; Иса-хар—от тюркского Изагор «серди-тый», Загряж — Загир — Захир (Бас-каков 1979, с. 15), Бекляш, Курбат.

168. ЗЕКЕЕВЫ. В 1626 году в Ржеве упомянут посадский человек Никита Зекеев (Веселовский 1974, с. 122). Православное его имя — Никита, сочетается с довольно типичной тюркской фамилией с русифициро-ванным фамильным суффиксом Зеки (Заки) «ев». Фамилия от тюрко-арабско-мусульманского прозвища Заки «проницательный» (Гафуров 1987, с. 147).

169. ЗЕНБУЛАТОВЫ. В ОГДР (IV, с. 65) написано: «Предок фамилии Зенбулатовых Иван Отешев сын Зенбулатов за службы и за Московс-кое сидение в 7096? (1588) году пожалован поместием». Позднее, в 1656 — 1665 годах, упомянут подьячий земского приказа Афанасий Зенбулатов с имением в Калуге (Веселовский 1974, с. 122). Н.А.Баскаков (1979, с. 159) считает, что ранние (дорусские) имена и фамилии имеют тюрко-мусульманские прозвища: Отешев— Утеш, Отыш «подарок, достижение, успех»; Зенбулатов — Джанбулатов — стальная (Булат) душа (Джан). Зенбулатов, скорее всего, выходец из татар-мишарей, у которых эта фамилия распространена до сих пор.

170. ЗЛОБИНЫ. В официальных родословиях сообщается, что Злоби-ны происходят от Злобы сына Минча-ка Касаева (Касаевича), выехавшего из Большой Орды к Великому князю Василию Дмитриевичу (ОГДР, V, с. 33; БК, II, № 458). Если это так, то Злобины оказываются в родстве с Давыдовыми, Оринкиными, Уваро-выми (см.). С.Б.Веселовский в одной из своих ранних работ (Веселовский 1969, с. 458), указывая на то, что Иван Иванович Злоба уже во второй половине ХV века был воеводой, сомневается в ордынско-тюркском выходе Злобиных. В одной из своих поздних работ (Веселовский 1974, с. 123) он приводит тюркские имена (Карандей, Курбат) Злобиных и уже не высказывает сомнения в их тюркской принадлежности. Н.А.Баска-ков (1979, с. 96 — 97), хотя и не рассматривает Злобиных как тюркс-ких выходцев, но зато приводит этимологию почти всех тюрко-арабских прозвищ в фамилии рода Злобиных. Так, имя Минчак он возводит к тюркскому прозвищу Мунджак — мунчак «драгоценный камень, ожерелье» (Баскаков 1979, с. 96 — 97), хотя возможна и трактовка этого имени, как Минчак — человек, принадлежащий к племени мин, быв-шего одним из известных кипчако — башкирских образований. Имя Касай (Косай) Баскаков (1979 с. 97) считает собственным мужским именем от Коус ай, т.е. «изогнутый полумесяц». Рассматривая фамилию Каранде-евых, он (Баскаков 1979, с. 149) этимологизирует имя Карандей от тюрко-татарского слова Карынды «пузатый», а имя Курбат от тюрко-арабского прозвища Карабат «низко-рослый» (Баскаков 1979, с. 251). В последующем, под фамилией Злобиных известны писатели, учёные, строители и др. (РБС, VII, с. 411 — 417).

171. ЗМЕЕВЫ. В официальной родословной отмечается, что Змеевы ведут свой род от Фёдора Васильевича Змея, внука Беклемиша, вышедшего на службу к Великому князю Василию Дмитриевичу (ОГДР, VII, с. 14). Змеевы — Змиевы упоминаются в числе жильцов в Казани: Фёдор Змеев под 1568 годом (ПКК, с. 28), Михаил и Степан Змеевы под 1646 годом (ПКК, с. 121 — 126). В родстве со Змеевыми, кроме Беклемишевых (см.), в тюркском происхождении которых можно не сомневаться, упоминаются ещё и Торусовы (Веселовский 1974, с. 123).

172. ЗУБОВЫ. В официальной родословной говорится, что Зубовы про-исходят от Амрагата (Эмир Гата), наместника во Владимире, принявшего крещение в 1237 году (ОГДР, II, с. 25; VI, с. 4), Прозвище Амрагата скорее всего является искажённым от Амир Гата или Амир Гатаулла — арабо-мусульманского «правитель милостью божьей» (Гафуров 1987, с. 125, 128). Так как в 1237 году город Владимир был взят монголами лишь в канун Нового года, то Амир Гата едва ли был монгольским наместником; скорее всего, это был один из булгарских видных феодалов, бежавших на Русь от монгольского нашествия. Со второй половины ХV первой половины ХVI вв. среди Зубовых начинают выделяться князья, графы и дворяне (РБС, VII, с. 509 — 549).

173. ЗЮЗИНЫ. Довольно распространённая в ХV — ХVI вв. фамилия тюркского происхождения, ско-рее всего, от прозвища Сюдзи — сюзле «имеющий голос» (РБС, VII, с. 582). Ещё на рубеже ХV — ХVI вв. в Твери отмечается Бахтияр Зюзин (Веселовский 1974, с. 125). В сере-дине и второй половине ХVI века упоминается несколько Зюзиных в Каза-ни: так, под 1568 годом в Казани жили старый жилец казанский Зюзин Булгак (ПКК, с. 8,9,12,29); сын боярский Зюзин Василий (ПКК, с.28); старый жилец Зюзин Истома (ПКК, с. 29). Казанским государственным выборным дворянином был казанец Зюзин Беляница Лаврентьевич, крещёный во второй половине ХVI века. Подписи под его грамотой были утверждены в 1598 году царём Борисом Годуновым и подтвержде-ны в 1613 году Михаилом Фёдоровичем Романовым (РБС, VII, с. 582).

174. ИЕВЛЕВЫ. Фамилия Иевлевых происходит от тюркского прозвища Ийевле «согнутый, сутулый» (Баскаков 1979, с. 205). Дворянство им было дано в 1614 году за службу и осадное Московское сидение (ОГДР, VII, с. 38). Может быть, это выходцы из Казани во время её завоевания.

175. ИЗДЕМИРОВЫ. Служилые люди в ХVII веке. В посольском приказе под 1689 годом отмечаются толмачи (переводчики) с татарского Из-демировы. Фамилия, скорее всего, от несколько искажённого татарского прозвища Уздамир — Узтемир «железное сердце, стойкий, мужественный человек» (Гафуров 1987, с. 196).

176. ИЗМАЙЛОВЫ. Видные бояре и дворяне уже в ХV— ХVI вв. От Измаила (Исмагила) — внука Шая (шейха, по Н.А.Баскакову), племянника князя Солохмирского (Солых эмир), вышедшего на службу к Великому князю Ольгу Игоревичу Рязанскому (ОГДР, II, с. 34) в 1427 — 1456 годах. При дворе рязанских князей был сокольничим Шабан Измаил (Зимин 1980, с. 267). В 1494 году Иван Иванович Измайлов по прозвищу Инка был воеводой рязанских князей. Упоминаются и его родичи того же времени — Кудаш, Харамза (Веселовский 1974, с. 127). В середине и второй половине ХVII века Измайловы (Андрей Петрович, Артемий Васильевич) отмечаются уже как московские окольничии и воеводы. Им принадлежало село Измайлово под Москвой, вскоре купленное царской семьёй для загородной резиденции (РБС, VIII, с. 65-66). Многие имена, связанные с ранними Измайловыми – Измаил, Солых эмир, Шабан, Кудаш, Харамза имеют тюркское происхождение (Баскаков 1979, с.93; Гафуров 1987, с. 87,153). В последующем из семьи Измайловых вышли государственные деятели, учёные, писатели, военные (РБС, VIII, с. 65 — 68; ЭС, 1987, с. 479).

177. ИСЕНЕВЫ. Служилые татары — Исенев Байгильдей, станица (глава) служилых татар, участвовал в русском посольстве на Азов в 1592 году (Савва 1917, с. 256, 257); Исенчюра, служилый татарин, гонец в Ногаи в 1578 году (Савва 1917, с. 176). Тюркскими являются все фамилии и имена, связанные с этими сообщениями. Прозвище Чюра было характерно для волжских булгар, поэтому возможен выход некоторых Исеневых и из булгарской среды.

178. ИСУПОВЫ. Их предки вышли на Русь из Золотой Орды ещё во времена Дмитрия Донского (БК, II, с. 322) и представляют в связи с Осланом (Арслан) мурзой родственников Арсеньевых и Ждановых (см.). Но могли быть и более поздние выходы с такими же прозвищами. Так, под 1568 годом упомянут казанец Исупка, толмач жалованный (ПКК, 24), а ещё раньше, под 1530 годом, Николай Александрович Исуп — Самарин, под 1556 годом в Кашире Осип Иванович Исупов (Веселовский 1974, с. 129). Фамилия Исуповых от тюркизирован-ного прозвища Исуп — Юсуп — Юсуф от древнееврейского Йосиф «приумноженный» (Гафуров 1987, с. 214).

179. КАБЛУКОВЫ. В качестве дворян жалованы поместиями в 1628 году (ОГДР, II, с. 116). По мнению Н.А.Баскакова, фамилия от тюркского прозвища Каблук — кап + лык «вместилище» (Баскаков 1979, с.109 — 110).

180. КАДЫШЕВЫ. Дворяне с конца XVI века, но на русской службе ещё в первой половине XVI века. От Кадыша — казанского мурзы, ушедшего на Русь в первой четверти XVI века и неоднократно бывавшего в посольствах в Крым. В источниках отмечаются также: казак Темиш Кадышев под l533 годом, Тимофей Кадышев в Туле под 1587 годом, Иван Михайлович Кадышев в Арзамасе под 1613 годом (Веселовский 1974, с. 130).

181. КАЗАРИНОВ. Дворяне с XVI века. В 1531 — 32 годах был постельничьим Михаил Казарин — сын Алексея Васильевича Буруна — одного из сыновей Василия Глебовича Сорокоумова (Веселовский 1969, с. 250, 325, 330). Фамилия Козарин — Казарин и Бурун от тюркских прозвищ Козаре — хазары с суффиксом ов, преврашённые в Казаринова (Баскаков 1979, с. 256). Фамилия Бурун может быть от тюркского прозвища Бурун «нос». В XVIII — ХIХ вв. помещики в Чистопольском уезде Казанской губернии.

182. КАИРЕВЫ (КАИРОВЫ). В 1588 — 1613 годах в Нижнем Новгороде жил Ислам Васильевич Каирев (Веселовский 1974, с. 131), от которого могли пойти Каиревы — Каировы. Ислам — очень распространённое имя среди поволжских татар. Основа фамилии Каирев этимологически неясна, возможно её выведение к арабо – мусульманскому имени Кабир «великий» (Гафуров 1987, с. 154).

183. КАЙСАРОВЫ. Дворяне с 1628 года (ОГДР, VII, с. 74). Происхождение рода уходит в ХV век к Василию Семёновичу Кайсар — Комака, упомянутому под 1499 годом (Веселовский 1974, с. 131). В 1568 году казанским городничим был Степан Кайсаров (ПКК, с, 9, 12). Да и в последующем Кайсаровы — дворяне и разночинцы — были в основном из Рязанской и Казанской губерний (РБС, VIII, с. 387 — 389), где обычно размещались выходцы из тюркоязычной среды. Фамилия связана с тюркизированно – мусульманизированно-арабизированной формой Кайсар латинско-византийского Цезарь через форму Кесарь (Гафуров 1987, с. 155; Баскаков 1979, с. 207). Этимология прозвища «Комака» не совсем ясна, возможно, это несколько искажённая форма Конак – кунак «гость» (Баскаков, 1979, с. 216).

184. КАЛИТИНЫ. Дворяне с 1693 года. Первым в этот статус был введён Савва Иванов сын Калитин (ОГДР, Х, с. 100). Фамилия Калитин от тюркского Калита-калта «мешок, кошелёк» (Баскаков, 1979, с. 237).

185. КАМАЕВЫ. От князя казанского Камая, бежавшего в 1550 году перед окончательным штурмом Казани к Ивану IV. После взятия Казани крестился и получил в христианстве имя Смиленей. В последующем упоминаются ещё несколько человек с этой фамилией: Камай — служилый мурза в 1646 году; Камай Косливцев, помещённый в Нижнем Новгороде в 1609 году (Веселовский 1974, с. 132, 159; ПКК, с. 119). У князя Камая было за Казанью поместье, до сих пор здесь имеется село Князь Камаево, где неподалеку находится городище ХV- XVI вв., ошибочно принимаемое Р.Г.Фахрутдиновым за место так называемой Старой, или «Иски» Казани. На самом деле здесь находилась резиденция отступника князя. Этимо-логия прозвища «Камай» не совсем ясна. Может быть, оно происходит от тюрко — булгарского слова Камау «захватывать» или от тюрко-монгольс-кого слова Кам «шаман».

186. КАМЫНИНЫ – КОМЫНИНЫ. В ОГДР (II, с. 68) сообщается, что «Род Комыниных происходит от выехавшего к Великому князю Васи-лию Ивановичу из Золотой Орды в Москву мурзы именем Бугандала Комынина, а по крещении названном Даниилом, коего потомок Иван Богда-нов сын был полковым и осадным воеводою, полномочным послом и наместником. «… жалованы были от государей в 7064 (1556) году и других годах поместиями и чинами». Фёдор Камынин под 1557 годом отмечен писцом в Коломне (Веселовский 1974, с. 133). Комынин Лукьян Иванович в XVIII веке был обер-прокурором и устроителем московского архива Министерства юстиции. По Н.А.Баскакову (1979, с. 103 — 104), фамилия Комынин происходит от тюрко-монгольского слова Комын «человек», а имя Бугандал от монгольского Бухиндалт «мрачный»

187. КАНЧЕЕВЫ. Дворяне с 1556 года, когда служилый выходец из тюркской среды Канчеев Воин Кутлу-ков получил землю под Каширой. Позднее его потомки получили поместья в Рязанском уезде (Веселовский 1974, с. 133). Фамилия Кончеев происходит от тюркского слова Кенче «последыш» (Баскаков 1979, с. 29), но, может быть, и от тюркского Коч – кош «кочевье»; Кутлуков также от тюркского прозвища Кутлуг «счастье» (Баскаков 1979, с. 155).

188. КАРАГАДЫМОВЫ – ТАПТЫКОВЫ. В середине ХVI века в Рязанском уезде записан дворянином Карагадымов Тимофей Таптыков (Веселовский 1974, с. 134). В генеалогии рода Таптыковых записано о происхождении последнего в результате выхода Таптыка из Золотой Орды к Великому князю Олегу Рязанскому (ОГДР, VI, с. 11). Как отмечает Н.А.Баскаков (1979, с. 189), «фамилия Таптыков характерна и для современных казанских татар, среди которых она широко распространена. Основой её служит татарское слово Таптык «рождённый, найденный».

189. КАРАМЗИНЫ. В официальном родословии отмечается происхождение фамилии от татарского мурзы по имени Кара Мурза (ОГДР, V, с. 62; РБС, VIII, с. 500). В ХVI веке его потомки уже носили фамилию Карамзин, например, Василий Карпо-вич Карамзин в 1534 году под Костро-мой, Фёдор Карамзин в 1600 году в Нижегородском уезде (Веселовский 1974, с. 134). Жалованы поместиями, т.е. переведены в дворяне в 1606 году. Этимология прозвища фамилии Карамза — Карамурза достаточно прозрачна: Кара «чёрный», Мурза — мирза «господин, князь” (Баскаков 1979, с. 178; Гафуров 1987, с. 166). В потомках — великий H.М.Карамзин — писатель, поэт, историк.

190. КАРАМЫШЕВЫ. Дворяне с 1546 года (ОГДР, III, с. 34). Фамилия, несомненно,от тюркского Корумуш – карамыш “защитивший, защищаю-щий” (Баскаков 1979, с. 121). Еще в l470 году был известен Александр Васильевич Карамышев — наместник князя в Бежецке, а в 1480 году упоминается Семён Карамышев – боярин в Нижнем Новгороде (Веселовский 1974, с. 134). Прозвище Карамыш могло быть и у других лиц, не связанных с этой фамилией; например, князь Михаил Фёдорович Карамыш — Курбский (Веселовский 1974, с. 134). Из основного рода, имевшего по фамилии тюркское (казанско-татарс-кое; к примеру, ср. название села Карамышево на Свияге) происхождение, вышел Александр Матвеевич Карамышев (1700 — 1791), основатель промышленности на Урале (РБС, VIII, с. 514 — 515).

191. КАРАНДЕЕВЫ. В ОГДР (IV, с. 39) записано: «Предок фамилии Карандеевых Кичибей Карандей, а по крещении названный Павлом, выехал в Россию в 6909 (1401) году из Большой Орды». В «Бархатной книге» прозвище-фамилия несколько уточняется — Каранды (БК II, с. 277), имеет булгаро — казанское звучание и, очевидно, происхождеие и означает «солидный», «с большим животом», а Кичибей «молодой бей, барин» (Баскаков 1979, с. 148 — 149). В 1597 году отмечен Степан Гаврилович Карандеев, имеющий земли под Рязанью (Веселовский 1974).

192. КАРАТЕЕВЫ. Дворяне с 1617 года (ОГДР, Х, с. 36). Тюркское происхождение хорошо видно по фамилии Каратеев — Каратаев, в основе которой лежит татарское Карачы «смотрящий», или булгаро — казанское Каратай «чёрная речка» (Баскаков 1979, с. 231-232).

193. КАРАУЛОВЫ. Дворяне XVI века. От Ямгурчея Караула, вышед-шего из Орды на Русь в 1480 году (ОГДР IV, с. 47) и по крещении наз-ванного Симеоном. Сын его Иван Караулов в 1524 году служил уже наместником (БК, II, с. 69). В 1568 году в Казани упоминается сын боярский Вешняк Караулов (ПКК, с. 30). Как имя (Ямгурчей), так и фамилия первовыходца Караулов имеют, несомненно, тюркскую основу: Ямгурчи «вызывающий дождь», Караул — каравыл «страж, караул» (Баскаков 1979, с. 154). В потомках – военные, учёные (например, академик Ю.Н.Караулов — директор Института русского языка АН СССР) (ЭС, 1987, с. 544).

194. КАРАЧАРОВЫ. Служилые дворяне с XVI века. В основе Карачаров Митрофан — дьяк, посол в 1499 — 1501 годах в Венецию; сын его Иван Митрофанов Бакака — также, дьяк и посол в 1537 — 50-ые годах, как и его брат Чудин Бакака (Савва 1983, с. 90, 92-97, 100-114). Весьма показательно, что, начиная с Ивана Митрофановича, дворцового «дьяка в 1537 — 1549 годах, сына Митрофана Карача-рова, фамилия Карачаров добавляется новым прозвищем “Бакака”, что практически означает примерно одно и то же, но в казанско-татарском понимании: Карачаров — от общетюркского Карачы «дозорный, смотритель», бакакы — от казанско – татарского Бак — бакче «смотри, смотрящий. С XVI века эти фамилии выступают и самостоятельно, например, жители Казани Юрий Бакакин с 1565 года и сын боярский Артемий Бакакин с 1575 года Веселовский 1974, с. 21). Официально Карачаровы — Бакакины были введены в дворянство в 1622 года (ОГДР, V, с. 75), но упоминание их в качестве дьяков и сынов боярских заставляет думать о более раннем времени. Не исключено, что их поместья находились в Муромском уезде – см. известное село Карачарово под Муромом.

195. КАРАЧЕВЫ – КАРАЧЕЕВЫ. Дворяне со второй половины ХV века, когда упоминается сын боярский Александр Семёнович Карачев (Веселовский 1974, с. 134). Возможен ранний выход их предков ещё на рубеже XIV — ХV веков. Под 1383 годом упоминается Карачи — посол из Золотой Орды к Дмитрию Донскому (Веселовский 1969, с. 239). Может быть, этим выходцам из Орды было пожаловано место на границе Рязанского и Тульского уездов, где уже в XV — XVI вв. становится известным город Карачев, переданный в 1539 году князю Горчакову. Этимологию слова Карачы см. выше в № 193.

КАРАЧЕЕВЫ. Под 1515 года упомянут Карачеев Кожух — посол в 1515 году в Крым, станица (глава) служилых татар (Савва 1917, с. 41). По мнению Н.А.Баскакова (1979, с. 232 ), возможен выход тюркских фамилий с прозвищем «карачы» из среды крымских татар.

196. КАРАЧИНСКИЕ. Дворяне с 1767 года (ОГДР, IV, с. 128). По своему происхождению, судя по прозвищу «Карачы» — основы фамилии, они, вполне вероятно, могут быть связаны с Карачевыми и Карачеевыми (Баскаков 1979, с. 168 — 169).

197. КАРАЧУРИНЫ. Иван сын Козлов Карачурин отмечен как помещик в 1590 году в Мещере (Веселовский 1974, с. 135). Помещение его в Мещере, зоне расселения татар – мишарей, и особенно фамилия, — имеющая в своей основе тюркское «Кара Чура», позволяют предполагать выход предков Карачуриных из булгаро — тюркской и татарско — мишарской среды. Христианско — русские имя и от-чество говорят о начале их обрусения.

198. КАРТМАЗОВЫ. В ОГДР (VII, с. 95 указано: «Фамилия Картмазовых Иван Третьяков сын Картмазов в 7157 (1649) году написан в числе дворян и детей боярских, верстан-ных поместным окладом». По мнению Н.А.Баскакова (1979, с, 209), в основе фамилии Картмазова лежит тюркское слово Картмаз «нестареющий».

199. КАШАЕВЫ. Под 1658 годом отмечается Кашаев Михаил Степанович, дворянин из новокрещёных татар (Веселовский 1974, с. 137). Фамилия Кашаевых до сих пор широко распространена среди казанских татар.

200. КАШКАРОВЫ. В дворянах Кашкаровы — Кашкаревы с 1663 года (ОГДР, VIII, с. 96). В основе фамилии лежит тюркское слово Кочкар — кошкар — кашкар “племенной баран» (Баскаков 1979, с. 218). В Прикамье так называют и старого волка. О Прикамском происхождении фамилии свидетельствует и наличие в этой области сел Кошкарово, Качкарово. Может быть и значительно более древнее происхождение — от Михаила Кашкара, 12-го поколения царевича Сююндука, внука касожского князя Редеди (Веселовский 1969, с. 289), см.: Суворовы, Чевкины и др.

201. КЕЛЬДИЯРОВЫ. В середине XVI века был известен служилый татарин Келдыш Келдияров, бывший послом в 1554 году (Савва 1917, с. 171). В основе имени и фамилии лежит тюркское Кильдиар «пришедший человек, пришедший друг» (Гафуров 1987, с. 157).

202. КЕЛДЫШ. Фамилия, характерная для ополонизированных и обрусевших татар в Польше и Литве. В основе тюркское слово Келдыш — килдеш «пришедший в дом неверного» (Баскаков 1979, с. 110 — 111). Но Келдыши были, очевидно, и среди казанцев, вышедших на сторону Руси в середине XVI века и ставших служилыми. К их числу относится станица (глава) служилых татар Келдыш Девлегаров, поехавший в 1653 году послом в Крым и убитый в 1564 году в районе Канева (ПСРЛ, 29, с. 335, 337).

203. КЕЛЬДЕРМАНОВЫ. Дворяне с ХVII века (ОГДР, III, с. 113). В основе фамилии лежит тюркское Келдырман «заставленный прийти, приведённый» (Гафуров 1987, с. 187)

204. КИЙКОВЫ. От Белека Кийкова, перешедшего на русскую службу в середине ХVI цека. В 1554 году служилым татарином направлен послом в Крым (Савва 1917, с.171). Имя может быть от персидско-мусульман. Кайка — кийка «повелитель» (Гафуров 1987, с. 155).

208. КОБЯКОВЫ. Ранние выходцы вместе с Измайловыми, Сунбуловыми, Коробьиными (см ) и др. из Орды в рязанские земли; скорее всего, в конце XIV века, т.к. уже в 1518 году пожалованы дворянским званием (ОГДР, VII, с. 24). В начале ХVI века Кобяковы — рязанские дворяне, например, Михаил Дмитриевич, Александр и Ширяй Кобяковы (Зимин 1980, с. 270; Веселовский 1974, с. 145). По Н.А.Баскакову (1979, с. 204), фамилия от тюркского слова Кобяк «собака». Это имя было характерно и для казанцев; например, князь казанский и тюменский Кобяк, один из последних защитников Казанского края (ПСРЛ, 29, с. 71 — 72).

206. КИРЕЕВЫ. От казанцев Ки-реевых Ягиша и Салтана, перешедших на русскую службу в середине XVI века. Их потомки приняли христианство, стали служилыми; например, Мамай Иванович Киреев в 1568 году в Ярославле (Веселовский 1974, с. 140), Петр и Алексей Прокофьевичи Киреевы, служилые в Казани (ПКК,с.122); Григорий Киреев–подь-ячий Сибирского приказа в 1683- 1691 гг. Происхождение фамилии от тюрко-индоевропейского прозвища Керай –“герой” (Баскаков 1979, с. 178).

207. КИЧИБЕЕВЫ. Связаны с родами Коробьиных, Селивановых, Карандиевых (см.). Все они восходят к выехавшему в 1401 году к рязанскому князю из Орды Кичибею Карандеевичу, в крещении принявшего имя Василий (ОГДР, III, с. 16). По Н.А.Баскакову (1979, с. 116 — 117), фамилия от тюркского Кичи бей «молодой князь”.

208.

209. КОЖЕВНИКОВЫ (КОЖАЕВЫ). От Кожая мурзы, вышедшего на службу к Ивану III в 1509 году и утвержденному в дворянах в 1544 году (ОГДР, VII, с. 20). Н.А.Баскаков (1979, с. 204) предполагает происхождение фамилии от тюркского Ходжа — коджа — козя «господин». Такая приставка была характерна и для казанцев, например, посол казанский Козя — Охмет (ПСРЛ, 29, с. 128). От этого прозвища произошла, вероятно, фамилия Хужиахметовы.

210. КОЗАКОВЫ. От Якова Козака, старшего сына Ивана Кошки-Голтяя, внука Андрея Кобылы (Веселовский 1969, с. 149 — 150). Дворяне с 1613 года (ОГДР, III, с. 85). По Н.А.Баскакову (1979, с. 132), фамилия от тюркского Казак «свободный, вольный человек».

211. КОЗНАКОВЫ. От Кознакова Василия из Орды (ОГДР, I, с. 69), утверждены в дворянском звании в 1610 году. По Н.А.Баскакову (1979, с. 69), фамилия от тюрко-арабского Казнак — казна — хазина.

212. КОЗЛОВЫ. От Игнатия Григорьевича Козел — Беклемишева, сыновья которого в XVI веке носили тюркские имена Карачура, Шадра, Салтык Козловы (Веселовский 1974, с. 147), дворяне с 1573 года (ОГДР, III, с. 73). Козловы могут быть и от чисто русского прозвища «козёл», но Н.А.Баскаков (1979, с. 131) допускает и тюрко-ногайское Козыли кой «трехлетняя овца».

213. КОЛОКОЛЬЦЕВЫ. От Скрыпея (по Н.А.Баскакову, «Сукыр бей», т.е. слепой князь) из Золотой Орды, дети которого, крестившись, получили имена Василий и Борис, а фамилию Колокольцевы с дворянством в Суздали в 1573 году (ОГДР, I, с. 63).

214. КОЛОНТАЙ. От Калантая, перешедшего на русскую службу из Золотой Орды в 1343 году (Веселовский 1974, с. 150).

215. КОЛУПАЕВЫ. В дворянах с середины XVI века. Михаил Колупаев — Приклонский — активный покоритель Поволжья в 1554 — 1556 гг. (ПСРЛ, 29, с. 244, 255 — 257). Возможно, от казанцев, вышедших на русскую службу не позже рубежа ХV — XVI вв., т.к. под 1468 годом упоминается казанский богатырь Колупаа (Колыбай) (ПСРЛ, 25, с. 281).

216. КОЛЫЧЕВЫ. Спорная фамилия. В ОГДР (II, с. 27) записано происхождение фамилии от Фёдора Колыча, внука Андрея Ивановича Кобылы, вышедшего «из прус» к Александру Невскому. С.Б.Веселовский (1969, с. 140 — 146), хотя и считает, что А.И.Кобыла был реальной личностью, но жил почти 100 лет спустя после Александра Невского, в середине XIV века. К этому мнению присоединяется и А.А.Зимин (1980, с. 175 — 180), полагающий, что Колычевы происходят от Фёдора Колыча, сына Александра Елко, внука Андрея Кобылы. В этой родословной упомянут и ряд тюркских имен — прозвищ: Стербей Григорий — брат Фёдора Колыча, Аслан и Батуй — сыновья Фёдора Колыча (Веселовский 1974, с. 151), да и сама фамилия Колыче-вых, как считает Н.А.Баскаков (1979, с. 91 — 92), имеет тюркское происхождение: Колча «колченогий», Кылыч «сабля». Уже в конце ХV века Колычевы становятся видными фигу-рами в истории Руси; так, в 1492 году отмечается Лобан Колычев — посол в Крым, в ХVI веке — это известные бояре, особенно активно участвовав-шие в завоевании Казани и Повол-жья, крупные землевладельцы Под-московья, позднее – государственные деятели (РБС, IX, с. 81 — 84). В родстве с Шереметевыми.

217. КОНАКОВЫ (КУНАКОВЫ). От Адаша Кунака, вышедшего из мишар в 1613 году на русскую службу (Веселовский 1974, с. 171). Записаны в дворяне с XVII века (ОГДР, VIII, с. 28). Фамилия от тюркского Кунак «гость».

218. КОНДАКОВЫ. Служилый Кондаков Никита упомянут в 1572 году в Новгороде (Веселовский 1974, с. 152). В дворянах с 1615 года (ОГДР, VII, с. 96). Н.А.Баскаков (1979, с. 209) считает, что фамилия происходит от тюркского Кен дугмыш «рождающий солнце», но может быть и от тюрко-персидского Кондаг «колыбель из шерсти» (Гафуров 1987, с. 158). В последующем — известные учёные, педагоги (ЭС, 1987, с. 617).

219. КОНДЫРЕВЫ. Старая дворянская фамилия, бояре уже в XV веке, выходцы из Литвы на Тверь вместе с Коробовыми, Бороздиными (Зимин 1980, с. 264). Кондыревы отмечены землями в 1550 году в районе Межовска (Веселовский 1974, с. 152 — 153). По С.Б.Веселовскому (1969, с. 11), ещё в ХVI веке были записаны частные родословия выходцев из тюркской среды: Кондырева, Беклемишева, Сакмышева, Сунбулова, Коробьина. Кондыревы увязываются с литовским князем Кендырем (Киндер, Кондыр), фамилии которого образована от тюркского слова Киндер «конопля» или, может быть, даже более древнее ротацирующее слово Кондыр — кондыз «бобр», характерное для булгарского языка. Поэтому не исключен и древний выход из булгарской среды.

220. КОНОНОВЫ. Под 1568 годом в Казани отмечен Кононов Первуша — толмач (переводчик) жалованный (ПКК, с. 26), что свидетельствует о хорошем знании им казанско-татарского языка. В таком случае не исключен и его выход из казанско — татарской среды и тюркское происхождение его фамилии — от тюркского Кон «красота», «день».

221. КОНЧЕЕВЫ. От Кончея из Большой Орды (БК, II, с. 43). Фамилия от тюркского Кюнче «кожевник».

222. КОРОБАНОВЫ. Дворяне с 1554 года, до этого стольники, стряпчие (ОГДР, II, с. 86). Н.А.Баскаков (1979, 105) предполагает происхождение фамилии от тюркского имени Корбан — Курбан «пожертвованный» (Гафуров 1987, с. 157 — 158).

223. КОРОБЬИНЫ. В официальной родословной (ОГДР, III, с. 16; БК, II, с. 38) записано происхождение рода от Ивана Васильевича Коробья (Кара бея), сына Кичи Бея, вышедшего из Орды в начале ХV века к Фёдору Ольговичу Рязанскому. В некоторых документах отмечен и год выхода — 1401. А.А.Зимин (1980, с. 269) считает, что это был более ранний выход, т.к. под 1352 годом упоминается Артемий Коробьин, а несколько позднее, но также около середины ХIV века, Иван Артемьевич Коробьин-боярин митрополита Алексея (Веселовский 1974, с. 156). Вместе с тем А.А.Зимин не сомневается в тюрко-ордынском выходе и сообщает, что Кара-Бей в крещении был назван Василием, а его сыновья носили уже русские имена Иван и Селиван (основатель рода Селивановых). Н.А.Баскаков (1979, с.269) основу фамилии Кара-бей переводит как «черный, старый бей». Уже в XV — ХVIII вв. Коробьины известные фигуры — бояре, послы, предводители дворянства в Рязанской губернии и т.п.

223. КОСТРОВЫ (КАСТРОВЫ). От казанского князя Кострова, вышедшего на русскую службу в 1550 г., но активно участвовашего в дипломатических переговорах по поводу Казани в 1551 — 1552 гг. вместе с известным защитником Казани Нур-Али (ПСРЛ, 29, с. 60 — 70). В 1557 году участвовал в литовском походе Ивана Грозного (ПСРЛ, 29, с. 266). Этимология основы фамилии неясна, может быть, от казанско-татарского Кыстыр «зажми»? Распространенность фамилии среди тюркоязычных выходцев на Русь подтверждается С.Б.Веселовским (1974, с. 160), который под 1496 годом отмечает Мамиша Кострова в Новгороде. Мамиш — довольно распространенное казанско — татарское имя, например, Мамиш-Бирдей, сотник, возглавивший восстание против завоевателей Казани в 1552 — 1554 гг.

224. КОРСАКОВЫ. Основа рода от Корсака из Орды, ушедшего на рубеже XIV — XV вв. в Литву (В.,D., 1986, st. 136). В XVI веке известны послы литовские в Москву — Барколат Корсак (ПСРЛ, 29, с. 297) и Семён Ждан сын Корсаков (ПСРЛ, 29, с. 350). В ХVII веке на русскую службу выехал из Литвы Венцеслав Жегмунтович Корсак (ОГДР, I, с.83), которому указом государя Фёдора Алексеевича 1677 года предписано писаться Римским-Корсаковым (Баскаков 1979, с. 72). Фамилия от тюркского слова Корсак «степная лошадь» (Баскаков 1979, с.73). Впоследствие – известные композитор, учёные, военные.

225.

226. КОТЛУБЕЕВЫ (КОТЛУБИЦКИЕ). От вышедшего ещё в середине ХIII века из Поволжья (Булгарии?) Кутлу бея (по Н.А.Баскакову, «счастливого бея» — 1979, с.186) (В.,D., 1986, st. 15). В Литве его потомки находились в больших чинах, переведены в русское дворянство в XVII веке (ОГДР, V, с. 132).

227. КОЧЕВЫ (КОЧЕВИНЫ). В ОГДР (III, с. 17) записано происхождение фамилии от вышедшего из Орды к Дм. Ив. Донскому Кочева, по крещении Анцифер, от правнука которого пошли Поливановы (см). Возможно был и более ранний выход, т.к. С.Б.Веселовским (1969, с. 237) под 1330 годом отмечен боярин Великого князя Ивана Калиты Кочев, выезжий из Золотой Орды, посланный в Ростов. Вероятно, сын его Юрий Васильевич Кочевин — Олежинский (Олешинский) — боярин Великого князя Дмитрия Донского, был направлен послом в Константинополь (ПСРЛ, 29, с. 198). Позднее Кочевины упомянуты в Новгороде, где около 1600 года они записаны в дворянах (Веселовский 1974, с. 161). По Н.А.Баскакову (1979, с. 118-119), фамилия от тюркского Коч — кеч «сила, храбрость».

228. КОЧУБЕЕВЫ. Известно не менее четырех тюркских исходов, каждый из которых, по мнению Н.А.Баскакова (1979, с. 126), от тюркского прозвища Кичи бей «малый или младший князь».

1. От Кичи — бея, пришедшего в Литву ещё в середине ХIII века, возможно, в составе булгар, бежавших от монгол (В., D., 1986, st. 15).

2. От Кочу — Бея, перешедшего из Орды на службу к Вел. князю литовскому Ольгерду (1345 — 1377 гг.) (ИРРД, I, с. 239).

3. От Кичи — Бея Карандеевича, вышедшего к рязанским князьям в 1401 году (см. Кичибеевы).

229. КОЧУБЕЙ. Князья, среди которых исторически известный Василий Кочубей сподвижник Петра I и соперник Мазепы. Род от беков татарской орды, кочевавшей еще в XVI веке в степях между Днестром и Днепром, среди которых упоминается и Кочубей (Прозвище от тюркского слова Коч и бей, то есть «кочевой бей» (князь). Прародитель фамилии Кочубей вышел в начале XVII в. на русскую службу и принял христианство с именем Андрей. Внук его — Василий Кочубей (1650-1708). В потомках князья и дворяне Кочубеи (ИРРД II с. 26-29).

230. КРЕМЕНЕЦКИЕ. От татар из Орды (БК, III, с. 238), вышедших в Литву, оттуда возвратившихся на Русь, т.к. под 1596 годом в г.Козельске упомянут Кременецкий Осип Дмитриевич (Веселовский 1974, с. 164).

231. КРЕЧЕТОВЫ (КРЕЧЕТ-НИКОВЫ). На русской службе с XVI века (ОГДР, III, с. 90). В гербе знак полумесяца, свидетельствующий о выходе из мусульманской среды. Возможно и родство с Вельяминовыми (см.), т.к. во второй половине ХV века отмечен Кречет Никулич Вельяминов (Веселовский 1974, с. 164). Возможно происхождение фамилии от тюркско-татарского Керяшче «борец, защит-ник» (ТТС, II, с. 272).

232. КРИЧИНСКИЕ. Из числа польско — литовских татар, записанных в шляхту в XVII веке, особенно после восстания под Липками (В.,D., 1986, st. 78, 90). В русских дворянах с XVIII века.

233. КРЮКОВЫ. В родстве с Апраксиными, Ханыковыми, Хитровыми (см. Баскаков 1979, с. 66). От Тимофея Григорьевича по прозванию Крюк, правнука Солохмира (Солох эмира) из Орды, выехавшего в 1371 году к рязанским князьям (ОГДР, III, с. 46; БК, III, с. 256). Во второй половине XIV века известен боярин Крюк — Фоминский Михаил Фёдорович (Веселовский 1974, с. 166).

234. КУГУШЕВЫ. Из мишар, вышедших на русскую службу ещё в начале ХVI века, если не раньше, т.к. уже в 1528 году Тениш Кугушев (см. Тенишевы) пожалован в Мещере поместиями (ОГДР, ХIII, с. 20), а позднее возведен в княжеское сословие (РБС, IX, с. 516). По Н.А. Баскакову (1979, с. 248), фамилия от тюркского слова Кугу «лебедь».

235. КУДАЙКУЛОВЫ. Известная фамилия в среде высшей казанской знати в первой половие ХVI века. В начале XVI века на русскую службу перешёл казанский царевич Кудайкул, в крещении Петр Ибраимович. В 1506 году женился на дочери Ивана III и нередко оставался вместо него (Зимин 1980, с. 305,311). В свою очередь, на их дочери был женат князь Мстиславский (1530 г.), а на внучке — князь Бельский. Во второй четверти и середине XVI века в Казани был ещё один Кудайкул из весьма знатной фамилии, т.к. он был дипломатом и послом ещё в 1534 году, а в период завоевания Казани Иваном IV стоял во главе казанской знати, в 1551 году перешёл на русскую службу, затем вновь ушел в Казань и до взятия Казани был пленен (ПСРЛ, 29, с. 12, 64 — 65, 179 — 181). Фамилия от мусульманского Худай кул «раб божий» (Гафуров 1987, с. 206).

236. КУДИНОВЫ. От Кудинова Кадыша (Кадыра), перешедшего на русскую службу, вероятно, из Казани и бывшим служилым татарином, послом в 1554 — 1556 гг. (Савва 1917, с. 173). Фамилия, возможно, от искаженного казанско-татарского Кудай — Худай «бог, аллах» (Гафуров 1987, с. 154).

237. КУЗЕКЕЕВЫ. Российские дворяне с XVII века, от татарского князя Мурзы Мамедалея Кузекеева (ОГДР, ХVIII, с. 8). Возможно, это казанский мурза Кузькей, который попытался со 150 людьми уйти в Крым но был схвачен в 1556 году на реке Адаре (Андаре), притоке Северного Донца (ПСРЛ, 29, с. 251). По Н.А.Баскакову (1979, с. 254 — 255), фамилия происходит от тюрко — кипчакского Кюсек — кузек «достигнутое желание». Имя Мамедали от Мухаммадали — Мухаммад и Али (Гафуров 1987, с. 162).

238. КУЛАЕВЫ. С рубежа XVI — XVII вв. на русской службе. От семьи казанских князей Кулаевых — сыновей князя Растова (ПСРЛ, 29, с. 67). Казанец князь Кулай мурза — активный участник защиты Казани в 1548 — 1554 гг., посол к Ивану IV в 1548 году (ПСРЛ, 29, с. 67), в 1551 году перешёл на русскую сторону (ПСРЛ, 29, с. 71 — 72), но в 1553 году встал на сторону арских повстанцев (ПСРЛ, 29, с. 231), в 1554 году схвачен и убит русскими карателями (ПСРЛ, 29, с. 233). Брат его продолжал до 1556 года участвовать в восстании, пока в 1556 году не был схвачен на р. Мёше (ПСРЛ, 29, с. 249). Возможно, от него и пошли служилые Кулаевы. Кулаев Яков Семёнович упомянут под 1614 годом как посадский человек в Твери (Веселовский 1974, с. 168). Фамилия может быть от тюркского Кул «раб».

239. КУЛОМЗИНЫ. Российские дворяне с 1616 года (ОГДР, VI, с. 43). В 1582 году в Костроме упомянут дьяк Салтан Артемьевич Куломзин (Веселовский 1974, с. 170). Н.А.Баскаков (1979, с. 192) считает, что фамилия происходит от тюрко-мусульманского Кул Амзя — Кул Хамза «раб Хамзи» (дяди пророка Мухамеда). Оба эти имени характерны для казанских татар, Также тюркским является имя Салтан.

240. КУЛТЫКОВЫ. Матвей Култыков — дьяк Иноземного приказа в 1644 — 1654 гг. (Веселовский 1983, с. 114. Судя по фамилии, образованного от тюрко-татарского Култык «предплечье», выходец из казанских татар.

241. КУЛУБЕРДИЕВЫ. В 1554 году отмечен служилый татарин, посол Ивана Грозного Кулубердиев Зенебек (Савва 1917, с. 171). Фамилия от тюркского Кул берды «богоданный раб» (Гафуров 1987, с.134, 158), имя от Джанибек — «живучая душа», или «душевный князь» (Гафуров 1987, с. 114).

242. КУЛУШЕВЫ. От казанского князя Кулуша, вышедшего в 1546 году на русскую службу вместе с Бурнашевыми, Нарыковыми и 76 людьми (ПСРЛ, 29, с. 49).

243. КУЛЫЧЕВЫ. Под 1568 годом в Казани отмечается служилый татарин на русской службе Кулычев (ПКК, с. 26).

244. КУПРИНЫ. В автобиографии известный писатель А.И.Куприн (1870 — 1937) сообщает, что он происходит из татар города Наровчата-Мухши. Это родство, очевидно, было по материнской линии, так как мать Куприна Л.А.Куланчакова происходила из рода касимовских князей Куланчаковых, вышедших на русскую службу в XVII веке и тогда же пожалованных землями в окрестности Наровчата.

245. КУРАКИНЫ. По ОГДР (I, с. 3), князья Куракины происходят от третьего сына Ивана Булгака, вышедшего в начале ХV века к Олегу Рязанскому из Орды. В родстве с Булгаковыми, Голицыными (ИРРД, I, с. 192), а также с Гедиминовичами, в родословии которых отмечаются два тюркских прозвища: Булгак и Курак (Баскаков 1979, с. 47). По Н.А.Баскакову (1979, с. 49), фамилия Куракиных происходит от тюркского Курак «сухой, высохший», но, может быть, и от монгольского Курван «третий». В последующем — российские дипломаты (РБС, IX, с. 558 — 583). Характерно, что в XVI веке род князей Куракиных выступал едино с Булгаковыми — см. Куракины-Булгаковы Дмитрий, Григорий, Иван и Фёдор (ПСРЛ, 29, с.19, 91, 101, 143, 160,187, 197, 199, 291, 316).

246. КУРАПОВЫ. Служилые из казанских татар — см. Курапов Курбат, под 1545 годом помещённый в Кашине (Веселовский 1974, с. 172). Фамилия от тюркского Курап «строитель», а имя от Карбат «низкорослый» (Баскаков 1979, с. 251), или от Курбат “близкий к богу” (Гафуров 1987, 158).

247. КУРАТОВЫ. Тюркская фамилия. Исторически известен Куратов Янмухамед — князь, астраханский посол в 1540 году (ПСРЛ, 29, с. 38, 39). Фамилия, может быть, от тюркского Кыр ат «степная лошадь» или от Курбат «близкий к богу» (Гафуров 1987, с. 158 ).

248. КУРБАНАЛЕЕВЫ (КУРМАНАЛЕЕВЫ). Скорее всего, выходцы из казанских татар, для языка которых, как и для ногайского, характерен переход звука «б» в «м». Известен также казанский князь Курман — Али, один из руководителей восстания казанских людей в 1552 — 1554 гг., взятый в плен в 1554 году и убитый русскими карателями (ПСРЛ, 29, с. 233). Курманалеевы записаны в рос-сийское дворянство в 1686 году (ОГДР, V, с. 121). Фамилия от тюрко — мусульманского Корбанали «пожерт-вованный богу» (Гафуров 1987, с. 158).

249. КУРБАТОВЫ. В XVI веке известно несколько таких фамилий и все они связаны с выходцами из тюркской среды: Курбатовы – крепостные Шереметевых (см.) (РБС, IX, с. 583); в 1559 году — Пятый Злобин (см.) Курбатов и во второй половине XVI века Иван Иванович Загряжский (см.) Курбатов (Веселовский 1974, с. 172). Фамилия от арабо-мусульманс-кого Курбат «близкий к богу» (Гафу-ров 1987, с. 158) или от тюркскою Карбат «низкорослый» (Баскаков 1979, с. 251). В последующем – крупные чиновники, учёные, писатели. Фамилия до сих пор сохраняется у казанских татар.

250. КУРДЮМОВЫ. От Курдюма из казанских татар, российских помещиков с 1642 года (ОГДР, VIII, с. 82). Выход, очевидно, был осуществлён до XVI века, ибо под 1541 годом известен уже частично русифицированный Курдюм Семёнович Калитин (Веселовский 1974, с. 172). В основе фамилии лежит тюрко-персидское слово Курджун «перемётная сума» (Баскаков 1979, с. 218).

251. КУРКИНЫ. От мурзы Захарьева Куркина, помещённого в 1579 году в Ряжске (Веселовский 1974, с. 173).

252. КУРМАНОВЫ. От казанского татарина Ивана Курманова, помещённого дворянином в Новгороде в 1505 году (Веселовский 1974, с. 173). Фамилия от тюрко-мусульманского слова Курбан — курман «пожертвованный» (Баскаков 1979, с. 186) с характерным казанско — ногайским переходом «б» в «м».

253. КУТКИНЫ. От мурзы Неверы Куткина кадомского мишарина, у которого в 1622 — 23 гг. было имение в Кадомском уезде. Поместье сохранялось и у его правнука Бахте-мира Неверы Куткина (ОГДР, Х, с. 42; Веселовский 1974, с. 232). Фамилия от тюркского Кутлук «счастливый» (Баскаков 1979, с. 232).

254. КУТУЗОВЫ. От Фёдора Александровича Кутуза внука новго-родца Прокши и праправнука извест-ного героя Чудской битвы Гавриила, пришедшего «из прус» к Александру Ярославовичу Невскому (ОГДР, IV, с. 31; V, с. 17). С.Б.Веселовский (1969, с. 484 — 485) и вслед за ним А.А.Зимин (1980, с. 258) считают, что Фёдор Кутуз был реальной личностью, жившей на рубеже XIV — ХV вв. Под 1448 годом отмечен Василий Фёдорович Кутузов (ПСРЛ, 25, с. 267), а также другие Кутузовы, в том числе и с именами тюркского происхождения, например, Булыга, Бурдук и др. (Веселовский 1974, с. 174). Н.А.Баскаков (1979, с. 92) предполагает тюрко — булгарское происхождение прозвища Кутуз — кутур «бешеный» (см. также Голенищевы — Кутузовы)

255. КУТЫЕВЫ. От казанского князя мурзы Мамедали Кутыева, попавшего в русский плен в 1552 г., а затем принявшего христианство (ОГДР, XVII, с. 8). Фамилия от тюркского Кутту «счастливый» (Баскаков 1979, с. 255).

256. КУЧКИНЫ. В XII веке известны бояре Кучковичи, убившие в 1175 году владимиро-суздальского князя Андрея Боголюбского — Пётр Кучков, Яким Кучковитин (ПСРЛ, 25, с. 83 — 84). Они были связаны с женой Андрея — булгаркой. Фамилия от тюрко-булгарского Куч-кучак «обни-мание, охапка, кипа» (ДТС, с. 463).

257. КУЧУКОВЫ. От Будая Кучукова, взятого в 1510 году в плен под Оршей, перешедшего на русскую службу, т.к. позднее, но в том же ХVI веке, известен Василий Будаев Кучук (Веселовский 1974, с. 175). Фамилия, может быть, от тюркского Кучюк «младший», а имя от казанско-татарского Бодай «зерно».

258. КУШЕЛЕВЫ. Графы, помещики с 1583 года. Ещё в 1471 году отмечен Севастьян Семёнович Кушелев — гонец Ивана III с поместьем в Пскове (с 1478 г), а позднее в Дмитрове (Веселовский, 1974, с. 175). Известен также Митка Кушелев — под 1583 годом надсмотрщик над пленными казанскими князьями (ПСРЛ, 29, с. 231). Фамилия от тюрко — казанского Кушыл «присоединяйся» или Кющелек «щенок, кутёнок» (Баскаков 1979, с.104-106). Впоследствии — известные российские военные, адмиралы и т.п. ( РБС, IX, с. б99: 701).

259. ЛАЧИНОВЫ. От Лачина, вышедшего на русскую службу из Казани в начале XVI века. Знавший казанско-ногайский язык был послом Ивана Грозного в 1557 году в Нагаи — Лачинов Мокий (ПСРЛ, 29, с. 253, 258). В 1618 году Протасий Тимофеевич сын Лачинов за московское осадное сидение удостоен поместия (ОГДР V, с. 69). Фамилия от татарского Лачын «сокол» (Баскаков 1979, с. 179).

260. ЛЕОНТЬЕВЫ. От Леонтия — праправнука мурзы Батура, вышедшего в 1408 году из Орды к рязанским князьям (ОГДР, IV, с. 30). В XVI — XVII вв. дворяне в Тамбовском уезде и губернии, дьяки, бояре (РБС, Х, с. 226); в последующем — учёные, экономисты (ЭС, 1987, с. 705).

261. ЛЕЩИНСКИЕ. Из польско — литовских татар, записанных в шляхту в середине ХVII века (В., D., 1986, st. 78,90). Из их среды на рубеже XVII — XVIII вв. король Польши Станислав Лещинский (В.,D., 1986,,st. 105).

262. ЛИХАРЕВЫ. От Бахтихозя по прозвищу Лихарь, вышедшего в 1391 году к Вел. князю Василию Дмитр. Московскому (ОГДР, V, с. 34). Под 1395 годом Иван Лихарь уже упомянут как нижегородский воевода (ПСРЛ, 25, с. 225). В последующем послы: Иван Дмитриевич Лихарев в 1490 году в Валахию (Веселовский 1974, с. 181), Давид Лихарев в 1502 году в Орду (РБС, Х, с. 480). В 1553 году Лихарев Мисюрь был сборщиком ясака в Казанском крае, на луговой стороне (ПСРЛ, 29, с. 215). В родстве с Тевяшевыми, Чемодуровыми (см.).

263. ЛОДЫГИНЫ – ЛОДЫЖЕНСКИЕ. От выехавшего из Литвы в 1375 году к Вел. кн. московскому Дмитрию Ивановичу (Донскому) татарина Облагина, у которого правнук Еропкан, а его потомки Лодыгины (в польско — литовской транскрипции — Лодыженские) (ОГДР, III, с. 49). Н.А.Баскаков (1979, с. 141) все эти фамилии сводит к тюркским словам: Облагин к тюрко-арабскому Аблахан «глуповатый»; Еропкан к тюркскому Ер упкан «проглоченный землёй»; Лодыгин к литовско-тюркскому Ладыка «владыка»

264. ЛЮБАВСКИЕ. От Любы, вышедшего из Орды в конце XIV века (БК, III, с. 315), скорее всего, в земли Рязанского княжества, т.к. в Рязани под 1512 годом отмечен Степан Юрьевич Любавский, а в последующие (ХVI — XVII вв.) Любавские и Каменев. Любавские имели поместья в Рязанском уезде (Веселовский 1974, с.188). В потомках государственные деятели, учёные (ЭС, 1987, с. 733).

265. ЛЮБОЧЕНИНОВЫ. От Андрея и Розгильдяя Шараповых, крещёных татар, помещённых в Коломне (Веселовский 1974, с. 189).

266. МАКШЕЕВЫ. Дворяне с 1653 года (ОГДР, III, с. 98). Возможно, от Калемета и Асеметелима Макшеевых, крещёных татар, в 1568 году бывших слугами митрополитов и патриарха в Ярославле (Веселовский 1974, с. 191). Фамилия от тюркского (казанско — татарского) слова Бакши — макши «чиновник, надзиратель» (Баскаков 1979, с. 134). Тип имени Калемет — Калембет, по Н.А.Баскакову (1979, с. 83), весьма характерен для тюрко-кыпчакских имен.

267. MAMATOBЫ. От Мамата — Хозя, постельничего Тохтамыша, крещёного в 1393 году с именем Мисаил (ПСРЛ, 25, с. 180, 221). См. село Маматкозино под Казанью.

268. МАМАТОВЫ – ШУМАРОВСКИЕ. От князя Александра Борисовича Мамат — Шумаровского, представляющего отрасль князей ярославских (Веселовский 1974, с. 193, 360), в именах которых (например, Мамат, Хыдырь, Голыга) ощущается участие тюркского пласта.

269. МАМАТОВЫ (Казанские). Старые казанские жильцы Маматовы: сын боярский Неустрой (1565 г.); казанский жилец Ширяй (1568 г.); служилый человек Матвей (1646 г.) (ПКК, с. 15, 28, 121; Веселовский 1974, с. 193). Фамилия от сокращённой формы «Мухаммад» «хвалимый, прославляемый» (Гафуров 1987, с. 162, 170).

270. МАМИНЫ. В середине и второй половине XVI века известно несколько Маминых, скорее всего, выходцев из казанской среды: Мамин Байгонь (Мамун Байгун) — посол в Нагаи в 1554 году (Савва 1917, с.171) и Мамин Игнатий Истомин, новик, т.е. новопоселенец по Боровску в 1596 году (Веселовский 1974, с. 193). Фамилия от арабско — мусульманского Мамун «защищаемый, хранимый» (Гафуров 1987, с. 162). В потомках известный писатель Мамин (Сибиряк) Дмитрий Наркисович, отчество которого говорит также за тюркское происхождение.

271. МАМОНОВЫ. Дворяне с 1689 года (ОГДР, III, с. 21). В 1468 г. известен: казанский царевич Абдулла Мамон (ПСРЛ, 25, с. 270), а в 1480 году — сотник Великого князя Григорий Андреевич Мамон (Веселовский 1969, с. 326). Н.А.Баскаков (1979, с. 55) не сомневается в тюркской основе, ср., Маммун — момун «тихий, скромный», что вместе с наличием такого имени у казанцев усиливает доказательства в пользу казанско-тюркского происхождения фамилии.

272. МАМЫШЕВЫ. В конце ХV и первой половине XVI вв. известно несколько человек с таким именем или фамилией: Мамыш Костров под 1495 годом, Ефим Мамышев под 1549 годом, Мамыш Кудашев Отодуров под 1550 годом (Веселовский 1974, с. 193). Это, вероятно, выходцы из казанско — тюркской среды, у которых имя Мамыш – Мамич было довольно распространёниым (см. Костровы).

273. МАНГУШЕВЫ (МАНКУШЕВЫ). Дворяне на русской службе с 1606 года (ОГДР, III, с. 50). Под 1558 годом отмечается князь казанский Мангиш Канбаров (ПСРЛ, 29, с. 260). В основе фамилии Мангушевых лежит тюрко-монгольское собственное имя «Мянкуш» (Баскаков 1979, с. 127). Фамилия Мангушевых до сих пор распространена среди казанских татар.

274. МАНСУРОВЫ (первые). От Аливтея Шигильдея сына Мансурова, вышедшего из Орды к Ивану Даниловичу Калите (ОГДР, I, с. 45). В родстве с Сабуровыми и Годуновыми (см.). В 1513 году Борис Мансуров выведен в дворянство, был воеводой в Москве. Фамилия от арабо-персидского Мансур «победитель» (Гафуров 1887, с. 162) или «стройный, изящный» (Баскаков 1979, с. 59 — 60).

275. МАНСУРОВЫ (вторые). От новокрещена Федеца Мансурова, в 1475 году посланного в Литву, в 1476 году бывшего приставом в Новгороде (ПСРЛ, 25, с. 303, 305), в 1495 году выведенного в дворяне и тогда же отправленного в посольстве в Польшу (Веселовский 1974, с. 193). Вероятно, к этому же роду принадлежат Мансуров Яков, бывший в 1533 году стряпчим Василия III (ПСРЛ, 29, с. 118), и Мансуров Леонтий — посол в Астрахань в 1554 году (ПСРЛ, 29, с. 240).

276. МАНТУШЕВЫ. Из среды польско — литовских татар, вышедших в шляхту, а с завоеванием Польши в российские дворяне. Ещё в 1727 году был известен ротмистр татарских улан в Польше Мустафа Мантушев (В., D., 1986, st. 106).

277. МАТЮШКИНЫ. От Арбаута (Матвея Албаута) из Орды, ушедшего к Александру Невскому в 1260 году (ОГДР, IV, с. 24; БК, Ш, с. 20). Судя по времени и имени Арбаут — албаут — алпавыт «знатный богатырь, поме-щик», — это мог быть и выходец из разгромленной монголами Булгарии. В конце ХV века в Новгороде известен был Фёдор Матюшкин Одоевцев (Веселовский 1974, с. 228), что позволяет высказать мнение о размещении Матюшкиных в Новгородской земле и о возможной их связи с известными русскими фамилиями Одоевцевых (см.). В XIX — ХХ вв. известны учёные, мореплаватели, военные Матюшкины (ЭС, 1987, с. 774).

278. МАШКОВЫ. От татарина Машкова Юшка, перешедшего в середине XVI века на русскую службу и бывшего в 1555 году послом Ивана Грозного в Крыму (ПСРЛ, 29, с. 246, 252). В XIX — ХХ вв. известные учёные, художники (ЭС, 1987, с. 776).

279. МЕЛИКОВЫ (МИЛЮКОВЫ). Как сообщает С.Б.Веселовский (1974, с. 196), «Семён Мелик, убит в 1380 году на Куликовом поле; от него — Меликовы, позже русифицированная фамилия Милюковых», среди которых встречаются и тюркские имена: Мурза, Сабур — и др. (ПСРЛ, 25, с. 204). Возможно, выходец из тюркоязычной кавказской среды, т.к. титул «мелик» от арабского Малик «царь» был весьма характерен для азербайджанской и другой тюркоязычной знати в ХШ — ХIV вв.

280. МЕЛЬГУНОВЫ. От Мингалеева Яна, вышедшего из Польши и в крещении названного Мельгуновым Иваном (ОГДР, I, с. 65). Очевидно, выходец был размещен в Рязанской округе, т.к. позднее упомянуты в Рязани под 1595 годом Мельгунов Борис Прокофьевич, а под 1676 годом Мельгунов Андрей Игна-тьевич (Веселовский 1974, с. 196). В основе фамилии Мингалеев тюрко — арабское слово Гали — али «высший, могучий» (Гафуров 1987, с. 123, 138) и родовое имя «Мин». В XIX-XX вв. известные учёные, военные и т.п.

281. МЕРТВАГО. От Благодена (Бильгитдина) царевича Золотой Орды, вышедшего в начале ХV века к Олегу Рязанскому (ОГДР, V, с. 54). Были, очевидно, размещены в Муроме, т.к. в начале ХVI века в Муроме упомянут Мертваго Дмитрий Яковлевич (Веселовский 1974, с. 197). Имя Благоден — Бильгитдин расшиф-ровывается из тюрко — арабского как «знак веры» (Гафуров 1985, с. 135).

282.

283. МЕЩЕРСКИЕ (ШИРИНСКИЕ). Князья. От Мухаммеда сына Усейна (Гусейна) Ширинского (см. Бахметьевы), пришедшего в 1298 году; по ОГДР, (II, с. 8) в 1198 году из Орды (может быть, Булгарии — см. ИРРД I, 382) в мещерские (мишарские) земли и затем получившего надел в Мещере (ОГДР, III, с. 8; БК, III, с. 343; ИРРД, I, с. 206). В ХV — XVI вв. отмечаются как активные русские князья; например, Мещерский Григорий Фёдорович — голова дворян царского полка (под 1552 г.), путивльский помещик и т.п. (ПСРЛ, 29, с. 105, 298 и т.д.).

284. МЕЩЕРСКИЕ (ТВЕРСКИЕ). Под 1540 годом в округе Твери отмечаются земли нововыходцев, возможно новокрещённых, Аксамита и Бархата Ивановичей Мещерских (Веселовский 1974, с. 11). Эти Мещерские были в родстве с Карамышевыми (см.) и имели земли по речке Ликова по границе Московского и Тверского уездов. Из этих Мещерских Юрий в 1563 году был князем — приставом при епископе Арсении Полоцком (ПСРЛ, 29, с. 312). В начале XVII века породнились с Валуевыми (Веселовский 1969, с. 105, 263). Имена Аксамит (камень типа алмаза) и Бархат (ткань из подстриженного шелка) имеют типично тюрко-иранское происхождение. Судя по фамилии, это также выходцы из мишарской среды.

285. МЕЩЕРЯКОВЫ. Скорее всего, выходцы из мишарской среды не позже рубежа ХV-XVI вв. Под 1546 годом отмечен в Новгороде Мещеряк Пестриков сын Качалов (Веселовский 1974, с. 197) вместе со своим, родственником Санбаром. В 1646 году в Казани был записан служилый жилец Мещеряков Иван Кириллов (ПКК, с. 121).

286. МИЛКОВСКИЕ. В 1604 году в Арзамасе отмечен помещик, новокрещённый татарин Тарас Милковский (Веселовский 1974, с. 198).

287. МИКУЛИНЫ. Под 1402 — 1403 гг. летописи (ПСРЛ, 25, с. 232; 34, с. 152) отмечают в Москве татарина Микулина. Возможно, от него пошли незнатные Микулины, например, стрелец Григорий Микулин, участвовавший в бунте 1605 года (ПСРЛ, 34, с. 210).

288. МИНИНЫ. Как известно, род «мин» был одним из ведущих кипчакско — ордынских родов, из среды которых выходили знатные ордынские люди, например, князь ордынский, «даруга» московский Мин — Булат (ПСРЛ, 25, с. 249). Выходцы из этого рода именовались Миниными или Минчаками.

289. МИНЧАК, МИНЧАКОВЫ. Эти фамилии или прозвища известны в русской среде XV — XVII вв.: «Минчак, бортник, конец ХV в., Переяславль; Семён Васильевич Минчак Стуришин, 1582 г.; Елисей Минчаков, подъячий Пушкарского приказа, 1623 г.» (Веселовский 1974, с. 199). Н.А.Баскаков (1979, с. 96 97) предполагает происхождение от «Мунджак» (драгоценный камень), что не совсем убедительно, ибо тогда имя было бы «Мунчак» — Мунчаков.

290. МИЧУРИНЫ. Фамилия мелкопоместных дворян в Тамбовской и Рязанской губерниях, где обычно размещались тюркские выходцы XIV — ХV вв. к рязанским князьям. Н.А.Баскаков (1979, с. 229) предполагает происхождение фамилии от адаптированной тюркской формы Бичурин (см.).

291. МИШЕРОВАНОВЫ. Происхождение от Азбердея Мишерованова, воеводы ордынского царевича Мустафы. Мишерованов, судя по фамилии, мишарского происхождения, был взят в плен в 1443 (1444) году войсками Василия Васильевича (Тёмного) под Рязанью и, очевидно, затем размещён в рязанских землях (ПСРЛ, 25, с. 394).

292. МОЖАРОВЫ. «Можар» — искаженное имя мишар. Топонимы на «можар» обычны в землях расселения татар-мишарей (Vasari, 1976). Фамилия Можаровы поэтому вполне закономерно может быть связана с выходцами из среды татар — мишарей. См. в связи с этим — Можаров Дионисий Фёдорович, отмеченный в Рязани под 1597 годом (Веселовский 1974, с. 201).

293. МОЛВЯНИКОВЫ. От Молвы (муллы) Ивана, вышедшего из Наручадско — Мухшинской орды, т.е. из среды предков татар мишарей, в родстве с Племянниковыми (БК, II, с. 332). В 1568 году в Ярославле отмечены Берсень и Бехтерь Яковлевичи Молвяниновы (Веселовский 1974, с. 202); судя по именам, тюркского происхождения и могущие быть продолжателями этого рода.

294. МОЛОСТВОВЫ. Происхождение рода неясно, но, судя по тому, что под 1615 годом в Нижнем Новгороде упомянуты Молоствовы Салтан и Улан, т.е. имеющие явно тюркские прозвища, можно предполагать и включение из тюркской среды. С.Б.Веселовский (1974, с. 202) предполагает происхождение Молос-твовых из среды новгородских бояр, выселенных в ХV веке в Нижний Новгород, позднее в Казань.

295. МОСАЛЬСКИЕ (МАСАЛЬСКИЕ). Князья, вышедшие на Русь вместе с Солых Эмиром в 1371 году (см. Апраксины, Вердеревские, Хитровы). (БК, III, с. 327; Веселовский 1969, с. 13). Впоследствии — известные учёныe, артисты.

296. МОСОЛОВЫ. От мурзы Ахмета, вышедшего из Золотой Орды на Русь в 1346 юду (ОГДР, IV, с. 55) (см. также Тарбеевы). В 1556 году отмечены Мосоловы Матвей, Григорий, Семён Иванович, размещённые в Кашире и Мещере (Веселовский 1974, с. 205), т.е. в землях обычного расселения выходцев из Казани (Кашира) и на земле татар — мишар. Фамилия от тюркского Масул «просьба, пожелание» (Баскаков 1979, с. 156 — 158). В последующем — народники, учёные.

297. МУРАТОВЫ. От Амуратова Бориса по прозвищу Кизилбаш, вышедшего из Казани в 1550 году. Под 1562 годом он уже упомянут как дворянин в Москве (Веселовский 1974, с. 13), а в последней четверти XVI века ему и его потомкам выделены земли под Рязанью (Веселовский 1974, с. 208). В ОГДР VIII, с. 78) Роман Муратов в 1663 году записан в дворянстве с поместиями. Фамилия от тюрко — арабского Мурад — мурат «имеющий волю, желание» (Баскаков, 1979, с. 217).

298. МУРЗИНЫ. От Мурзы Фёдоровича Маликова (см.), вышедшего на русскую службу в первой половине XVI века. В последующем Мурзины с тюркскими именами (Дивей, Чуфра, Курка) известны как дворяне в Тульском уезде (Веселовский 1974, с. 208). Фамилия от тюркско — арабского прозвища Мирза — мурза «князь, дворянин».

299. МУСИНЫ. Очень распространённая татарская фамилия, основанная на еврейско — арабском имени Муса — Моисей — Мессия (Гафуров, 1987, с. 169). Переход в русскую сре-ду, очевидно, начался около середины XVI века; например, Муса, служилый татарин, жилец Казани в 1568 году (ПКК, с. 27), но, может быть, и раньше (см. Мусины — Пушкины).

300. МУСИНЫ — ПУШКИНЫ. В ОГДР (I, с. 17; IV, с. 22) записано, что фамилия происходит от Мусы, ушедшего на Русь в 1198 году. В таком случае это может быть только булгарский исход. С.Б.Веселовский (1969 с 39 — 87) и А.А.Зимин (1980, с.162 — 165) оспаривают дату, но не выход. Первый предполагает, что Мусины – Пушкины, находящиеся в родстве с Пешковыми и Сабуровыми (см.), происходят от Мусы Пушкина Михаила Тимофеевича, жившего во второй половине ХV века (Веселовский 1974, с. 208). Одновременно он считает возможным наличие и других родов Мусиных, например, Дмитрия Мусина – Телегина, отмеченного под 1569 годом в Новгороде (Веселовский 1974. с. 314). Мусины — Пушкины родственники Пушкиных, а впоследствии – учёные, писатели, генерал – губернатор Казанскои губернии и т.п.

301. МУСТАФИНЫ. От Семёна Мустафы, крещёного татарина, холопа Беззубца Шеремета (см.), жившего в конце XV века. Мустафины – помещики в Новгороде и Бежецке, например, Никита Степанович Мустафин, 1603 год, Новгород (Веселовский 1974, с.209). Основа фамилии от арабо-мусульманского Мустафа «избранник Аллаха» (Гафуров 1987, с. 169).

302. МУХАНОВЫ. Известны с XVI века как дворяне, например, отмечен Муханов Степан Иванович под 1580 годом с землями в Брянском уезде; в ХVII веке земли Мухановых, возведённых в дворянство в 1597 году (ОГДР, II, с. 88) были в Старицком уезде (Веселовский 1974, с. 209). Н.А.Баскаков (1979, с. 107) не сомневается в тюркском исходе Мухановых и выводит их фамилию к тюрко-арабскому слову Мухан — муххан «слуга, работник».

303. МЯЧКОВЫ. В ОГДР (IV, с. 35) записано, что Олбуга — предок (прадед) Ивана Яковлевича Мячка, выехал из Тевризского царства (юг Золотой Орды) к Дмитрию Донскому. Пожалованы дворянством в 1550 году. Н.А.Баскаков (1979, с. 146) тюркское происхождение рода подтверждает тюркской основой прозвищ Мячка — от Мачи «кошка», Олбуга — от Ала буга «богатырь или пёстрый». С.Б.Весе-ловский (1969, с. 414 — 415) считает, что Олбуга (прадед Мячковых), как и его сородич князь Серкиз (предок Серкизовых и Старковых — см.), остались в Москве в период большой смуты в Орде в 70-е годы XIV века.

304. НАГАЕВЫ. В ОГДР (VII, с. 31) отмечается утверждение Нагаевых в дворянском звании в 1595 году, но первое упоминание относится к 1580 году в десятке мещерян (мишар) детей боярских Владимира сына Алеева Нагаева.

305. НАГИЕ. Князья, в родстве с Сабуровыми (см.), Вислоуховыми (см.), имевшие в предках выход из тюркоязычной среды.

306. НАРБЕКОВЫ. В ОГДР (IV, с. 45) записано: «Предок рода Нарбе-ковых мурза Абрагим, а по крещении названный Ильёй, выехал к великому князю Василию Васильевичу из Большой Орды и пожалован многими вотчинами». В дворянах записаны с 1551 года. По версии С.Б.Веселовс-кого (1974, с. 212 — 213) Нарбековы выводят свой род от Дмитрия Ильича Нарбека, жившего в середине ХV века и бывшего сыном татарского мурзы Багрима. Позднее Нарбековы сохраняли тюркские имена — см. Шандан, Чуваш и Юмран Нарбековы. В родстве с Акинфовыми, Державиными, Теглевыми (см.).

307. НАРЫКОВЫ. Известная княжеская фамилия в Казани около середины XVI века (ПСРЛ, 29, с. 28). В 1546 году Чура Нарыков и его брат встречали Шах Али в Васильсурске (ПСРЛ, 34, с.27). В 1546 — 1552 гг. Нарыковы играли видную роль в Казани. В 1551 году Чура Нарыков был «побит» за непослушание Ивану IV, а его брат Алексей мурза Нарыков в 1552 году перешёл на службу к Ивану Грозному (ПСРЛ, 29, с. 12, 47 — 49, 146, 170). От него, очевидно, пошли Нарыковы.

308. НАРЫШКИНЫ. В ОГДР (II, с. 60) сообщается о выходе Нарышкиных в 1463 году к Великому князю Василию Васильевичу. К рубежу XV — XVI вв. Нарышкины приняли христианство, но сохранили свою фамилию. В 1552 году Иван Иванович Нарышкин убит под Казанью (Веселовский 1974, с. 213). Но даже во второй половине ХVI века Нарышкины ещё сохраняли связь с тюркским миром, о чём свидетельствуют имена: Яныш Нарышкин под 1564 годом и Мурза Янышев сын Нарышкин под 1573 годом (Веселовский 1974, с.207, 381). В истории России Нарышкины известны дипломатами, декабристами и женитьбой царя Алексея Михаиловича на Нарышкиной Наталье Кирилловне.

309. НЕКЛЮДОВЫ. По ОГДР (III, с. 11), происходят от Григория. Дмитриевича Неклюда, праправнука Радши, вышедшего на службу «из немцев» к Александру Невскому. Неклюдовы, как дворяне и сыны боярские, активно упоминаются с конца ХV и особенно в XVI веке, причём в ряде случаев с тюркскими именами: Неклюд Мичурин под 1504 годом, Неклюд Бутурля, Неклюд Исупов и др. (Веселовский 1974, с. 216).

310. НЕПЛЮЕВЫ. От Фёдора Ивановича Неплюя — Кобылина, жившего в начале ХV века и бывшего потомком легендарного Гланда Камбила, вышедшего «из прус» к Александру Невскому (ОГДР, IV, с. 9; Веселовский 1974, с.218; Зимин 1980, с. 177-179). В родстве с Колычевыми, Стеребеевыми, Кобылиными, имеющими исход из тюркской среды.

311. НОВОКРЕЩЕНОВЫ. Около середины XVI века в связи с мас-совым исходом казанцев на русскую) службу в результате гибели Казани и Казанского царства образовалось много родов новокрещенов — татар: Будай Яковлевич Новокрещенов (Веселовский 1974, с. 51); Никита Новокрещенов, стрелецкий голова, в 1556 году участвовавший в войнах Ивана Грозного под Выборгом (ПСРЛ, 29, с. 266 — 268); Афанасий Новокрещенов, также стрелецкая голова в войне в Прибалтике в 1558 году (ПСРЛ, 29, с.266 — 267).

312. НОРОВЫ. От Рапсака Ивановича Норова, крещёного татарина, упомянутого в 1578 году в Костроме.

313. ОБЕЗЬЯНИНОВЫ. От Обезьяна (Абыза?) из Золотой Орды (БК, II, с. 102), вышедшего не позже ХV века. Под 1561 годом в Коломне упомянут Обезьянинов Бурнаш Васильевич (Веселовский 1974, с. 224). Известны были они и в рязанской земле. Впоследствии военные моряки (РБС, XIV, с. 1 — 4).

314. ОБИНЯКОВЫ. От Обиняка из Орды (БК, II, с. 169). В первой половине XVI века отмечен Иван Андреевич Вельяминов — Обиняков (Веселовский 1974, с. 224), что свидетельствует о родстве Обиняковых с Вельяминовыми, также выходцами из тюркской среды (см.).

315. ОБРЕИМОВЫ. Очевидно, выходец из среды пленных или перешедших на русскую сторону после взятия Казани казанцев, т.к. под 1660 годом в Новгороде отмечен новокрещённый татарин Обреимов Иван (Веселовский 1974, с. 226). Фамилия от искаженного Ибрагим.

316. ОГАРЁВЫ. От мурзы Кутлумамета Огара из Золотой Орды, вышедшего к Александру Невскому и принявшего при крещении имя Пантелеймон (ОГДР, V, с. 20; БК, II, с. 6). В ХVI веке известны Огарёвы: Андрей Владимирович — дьяк в 1506 — 1522 гг., Яков Афанасьевич Елман — Огарёв — в середине XVI века (Веселовский 1974, с. 108, 227), Фёдор Огарёв — посол Ивана IV в 1537 — 1538 гг. в Казань (ПСРЛ, 29, с. 29). По Н.А.Баскакову (1979, с. 172 — 173), фамилия от тюркского Огар «высокий». В потомках Н.П. Orapёвa — друг А.И.Герцена.

317. ОГАРКОВЫ. От Льва Огаря, вышедшего из Золотой Орды к Великому князю Василию Дмитриевичу в 1397 году. Источники сообщают, что это был «муж рода высокого и воин храбрый» (ОГДР, IV, с. 38). В последующем чиновники, военные.

318. ОГОН — ДОГОНОВСКИЕ. Из смоленского шляхетства, из среды ополонизированных татар, перешедших в ХVII веке на русскую службу (ОГДР, IV, с. 22). Н.А.Баскаков (1979, с. 166 — 168) фамилию выводит от тюркских слов: Огон «большой, великий» (кипч.-ногайск.), Догон «сокол». В целом — «Большой Сокол».

319. ОДОДУРОВЫ. Выходцы в ХV веке из тюркской среды. В конце ХV века в Новгороде отмечены Иван и Салтык Ододуровы (Ададуровы), в начале ХVI века Кудаш Ододуров (Веселовский 1974, с. 228) и под 1550 годом стрелецкий голова Мамыш Кудаш Ододуров (ПСРЛ, 29, с. 266 — 268).

320. ОЗAKOBЫ. Илья и Сергей Озаковы — крещёные татары, в 1370-х, годах слуги митрополичьего двора, сопровождали в 1377 году митрополита Митяя в Царьград. Илья Озаков владел селом Черкизово, купив его у крещёного татарина Ивана Серкизова (см.), а также селом Алымово, где поставил церковь (Веселовский 1969, с. 404).

321. ОКУЛОВЫ. В Казани после 1552 года из старых жильцов остался и был крещён Митя Бусурманов Окулов сын, отмечен под 1568 годом (ПКК, с.14).

322. ОНУЧИНЫ. В 1559-1568 гг. известен служилый татарин Булгак Онучин, бывший в 1559 году послом — гонцом из Дона к Ивану Грозному (ПСРЛ, 29, с. 280), а в 1568 году среди казанских жильцов он записан как сын боярский (ПКК, с. 26 — 31).

323. ОРДЫНЦЕВЫ. Фамилия указывает на ордынский исход. Под 1562 годом в Костроме отмечен писец Игнатий Иван Ордынцев, а под 1582 годом дьяк Инай Ордынцев (Веселовский 1974, с. 128, 232). Имя Инай также подтверждает тюркский исход.

324. ОРИНКИНЫ. От Оринка (Оркана), сына Минчака Касаева, вышедшего из Орды к Великому князю Василию Дмитриевичу (ОГДР, V, с. 33). В родстве с Давыдовыми, Злобиными, Уваровыми (см.).

325. ПАВЛОВЫ. От Павла — сына Ослана (Арслана), мурзы из Золотой Орды, вышедшего на службу к Дмитрию Донскому (ОГДР, V, с. 28; БК, II, с. 101). В родстве с Арсеньевыми, Ждановыми, Ртищевыми, Сомовыми (см.). В ХVI веке из среды Павловых казаки Федка и Трухан (ПСРЛ, 29, с. 230 — 250), в 1646 году в Казани отмечен Кузьма Павлов, татарских дел подъячий (ПКК, с. 116). Всё это свидетельства сохранения каких-то связей с тюркским миром.

326. ПИЛЬЕМОВЫ. От Фёдора Пильема, сына Ивана Сабура, имеющего связи с выходцами из Орды (см.). В 1474 — 1484 гг. Фёдор Пильем купил земли около Ростова (Зимин 1980, с. 192 — 193).

327. ПЕШКОВЫ. От Семёна Пешек — Сабурова, имевшего в родословии выход в тюркскую среду (см. Сабуровы) (БК, II, с.413). Муса Семенов сын Пешек-Сабурова на рубеже ХV — XVI вв. имел большие вотчины в Костроме, был воеводой и вологодским князем (Веселовский 1969, с. 172).

328. ПЕТРОВО — СОЛОВОВО. От мурзы Батура (Патура — Петрово), вышедшего из Большой Орды к Вели-кому князю Фёдору Ольговичу Рязанс-кому (ОГДР, II, с. 47; БК, II, с. 378). В ХVI веке Глеб Петрово был уже боярином рязанским, а во второй половине XVI века Иван Тимофеевич Петрово носил и фамилию Соловой, отсюда Петрово — Соловово (РБС, ХV, с. 645)

329. ПЛЕМЯННИКОВЫ. От Племяна, сына Салтанеича Яндоугана Трегуба, вышедшего из Наручадской Орды к Великому князю Константину (ХIV век) вместе с Дуланом, Аспагом и Молваваном и челядью в 1900 человек (ОГДР, IV, с. 33; БК, II, с, 332). Таким образом несомненен выход Племянниковых из среды предков татар-мишарей. В XVI — XVII вв. известны дьяки, стрельцы и толмачи, хорошо знавшие и тюркские языки — см. Семён Владимирович Племянников (РБС, XVII, с. 67 — 69).

330. ПОДОЛЬСКИЕ. Дворяне. В «Бархатной книге» (БК, II, с 382) отмечается выход их предков из Золотой Орды. Даниил Подольский был внуком Дмитрия Зерно (Зимин 1980, с. 192). В родстве с Вельяминовыми, Годуновыми, Зерновыми, Сабуровыми (см.).

331. ПОЖАРСКИЙ. Князь Дмитрий Михайлович Пожарский (1548 — 1642 гг.) был сыном урождённой Беклемишевой (см.), т.е. имел частично тюркскую кровь (РБС, XVII, с. 220 — 221).

332. ПОЛАТАЕВЫ (ПОЛЕТАЕВЫ). От Мансура Полатаева — из оренбургских татар или татар Сеито-вой слободы, образовавшихся в результате выхода на Южный Урал ка-занских татар около середины ХVIII века. Депутат Екатерининской комиссии 1767 года (РБС, ХVII, с. 293).

333. ПОЛИВАНОВЫ. От Михаила Поливана, правнука Кочева, выехавшего из Орды на службу к Дмитрию Донскому и в крещении названный Анцифером (ОГДР, III, с. 22; БК, II, с. 371). Из среды выезжего рода Поливановых во второй половине ХV века вышли бояре в Угличе (Зимин 1980, с. 252). В ХVI веке из этого рода происходит очень видный опричник Константин Дмитриевич Поливанов (Веселовский 1969, с. 89). Н.А.Баскаков (1979, с. 119) предполагает происхождение фамилии от тюрко-персидского Пахлаван «богатырь», что вполне возможно, ибо в БК (II, с. 371) отмечается выход рода Поливановых от Палвана – персидского богатыря из Золотой Орды.

334. ПОЛОВЦОВЫ. От князя Половцева, потомка половецкого хана Тугорхана, перешедшего на русскую службу при великом князе Святополке II Изяславиче, женатом на дочери Тугорхана (РБС, XVII, с. 375).

335. ПОЛУЕКТОВЫ (ПОЛУЕХТОВЫ). От Полуехты сына Ивана Мусы, праправнука легендарного Рад-ши, вышедшего «из немцев» на службу к Александру Невскому (ОГДР, II, с. 30). В начале ХV века отмечен боярин московский Полуект Вельяминович, дочь которого была выдана за сына Дмитрия Донского – князя Петра Дмитриевича (ПСРЛ, 25, с. 236). В 60 – 70-е годы XV века упоминается дьяк Алексей Полуектов (Зимин, 1980, с. 312). В последующем – военные, чиновники, писатели (РБС, XVII, с. 449).

336. ПОРОВАТЫЕ. Выход рода в 70-е годы XIV века из Орды вместе с предками Апраксиных (БК, II, с. 363). Поселены в рязанских землях, где в 1556 году отмечается Иван Андреевич Пороватой Чеботарев (см.) Канчеев, а до этого там же в 1521 году — Андрей Олтуфьев Пороватой (Веселовский 1974, с. 255).

337. ПОСТНИКОВЫ – ЕДИГЕЕВЫ. Дворяне с XVI века. В 1565 году отмечены Аврам и Роман Постниковы Едигеевы с имениями в Кашине, а в 1589 году Будислав Постников Едигеев с имением в Угличе (Веселовский 1974, с. 107). Учитывая несомненный тюркский выход Едигеевых (см.) и родство их с Постниковыми, следует полагать и тюркский (казанско-ногайский) выход последних.

338. ПРОКУДИНЫ — ГОРСКИЕ. Отмечается выход их предков из Золотой Орды (БК, II, с. 366). В ХV веке Прокудины — дворяне во Владимире (Веселовский 1974, с. 259).

339. ПРИКЛОНСКИЕ. От Усейна и его сына Казарина, выехавших из Золотой Орды в Новгород (ОГДР, II, с. 118). В ХVI — ХVII вв. помещики в Нижегородском уезде, в 1545 оду отмечен Петр Колупаев Приклонский — голова в Казанском походе (Веселовский 1974, с. 259).

340. РАДИЛОВЫ. В БК (II, с. 369) отмечен выход их из Золотой Орды вместе с Тургеневыми (см.). В 1527 году Василий Алексеевич Радилов указан как один из душеприказчиков «приданного» жены Басенковой Антониды (Веселовский 1969, с.440 — 441). В XVI — XVII вв. Радиловы – разветвленная дворянская семья с землями в Можайском, Верейском и Тульском уездах (Веселовский 1974, с. 265).

341. РАДИЩЕВЫ. В 1604 и 1627 гг. в Малом Ярославце упоминается крещёный татарин Кунай Радищев (Веселовский 1974, с. 265), возведённый в дворянский чин (ОГДР, V, с. 61). Имя от тюркского слова Кун «день, солнце, радость» (Баскаков 1979, с. 258).

342. РАЗГИЛЬДЕЕВЫ. Из среды татар-мишарей, вышедих на русскую службу в ХVI веке и оказавшихся в числе служилых, о чём свидетельствует грамота, подписанная князьями Трубецким и Пожарским, где говорится, что она дана Мурзе Баюшу Разгильдееву, поместия которого находятся в Алатырьском уезде Симбирской губернии, о возведении в чин дворянства с 1613 года за службу, оказанную при нашествии ногайских татар (ОГДР, XV, с. 39). Н. А. Баскаков (1979, с. 252 — 253) даёт следующую этимологию фамилии и имени: Разгильдеев от Ораз — Ураз гелди «счастье пришло», Баюш от Баю «богатеть», Баюш “богатство”.

343. РАЗГОЗИНЫ (РАГОЗИНЫ). Разгозин Байгильдей, выходец из казанцев, уже в 1560 году был послом в Ногаи (Савва 1917, с. 173). Разгозин Ташлык Васильевич под 1596 годом отмечен в Твери (Веселовский 1974, с. 265), а Рагозин Василий — сын боярский — упомянут как старожилец в Казани под 1568г. (ПКК, с. 21). Фамилия Рагозин от тюрко — арабских Рза – Риза — Рида «избранник» (Гафу-ров 1987, с. 182) и Гозя — ходжа, имена Бай-кильде и Ташлык прозрачно тюркские.

344. РАСТОВЫ. От Растова, сына казанца Кулая-мурзы, в 1551 — 1552 гг. бывшего приближённым Шах Али (ПСРЛ, 29, с. 67, 71), жалованного в 1551 году Иваном IV. В 1553 году он вместе с другими князьями казанскими встал во главе восстания арских людей (ПСРЛ, 29, с. 231), но в 1554 году был взят в плен и, очевидно, перешёл вместе с братом Девяк мурзой, взятым в плен в 1557 году (ПСРЛ, 29, с. 233, 247), на русскую службу. Фамилия Растовы может быть от персидско-мусульм. Рacти «правда, справедливость» (Гафуров 1987, с. 181), имя Кулай от тюркского Кол “раб”.

345. РАСТОПЧИНЫ. От Растопчи из татар (БК, II, с. 371), вышедшего в первой половине ХV века к Великому князю Василию Васильевичу (ОГДР, II, с. 72). В 1447 году Растопча упоминается как истопник Великой княгини (ПСРЛ, 25, с. 269). В 1559 году Растопчин Меньшой Константинович отмечен в Дмитрове (Веселовский 1974, с. 266). По Н.А. Баскакову (1979, с. 13), предполагающего родство Растопчиных с Ростопчинами (см.), фамилия происходит от русского (тамбовского) прозвища Растопча «ротозей, разиня». Но это прозвище может быть и от вышеотмеченного Раст – расти (перс.-мусульм. “правда, справедливость”). Происхождение Растопчиных и Ростопчиных (см.) разное.

346. РАТАЕВЫ. Предки выехали из Большой Орды (БК, II, с. 369). Дворяне в XVI-XVII вв. В основе фамилии прозвище «Ратай», по С.Б.Веселовскому (1974; с. 266), может быть от славянского «пахарь». Он же отмечает их родство с Акинфовыми, Суриновыми, Чемо-дановыми и указывает на землевладения в районе Мурома и Тулы.

347. РАХМАНИНОВЫ. От Рахмана из Орды (БК, II, с. 369). Фамилия от арабо-мусульм. Рахман «милостивый» (Гафуров 1987, с. 87, 181). О тюркоязычном выходе, возможно, из казанской среды, свидетельствует и то, что в последующих поколениях нередко встречаются Рахманиновы с тюркскими именами, например, Муралей (от искажённого и очень распространённого в Казани имени Нур Али) Рахманинов, помещик в Рязани под 1597 годом (Веселовский 1974, с. 208). Из этого рода выдающийся российский композитор Сергей Васильевич Рахманинов.

348. РАХМАНОВЫ. От Рахмана, выходца из Орды, помешённого на рубеже XIV — XV вв. в Москве. Двор его под 1405 годом отмечен в Москве (ПСРЛ, 25, с. 233). В конце ХV века они уже носили фамилию Рахмановых, например, Василий Иванович Ляпун — Рахманов, отмеченный под 1495 годом в Новгороде (Веселовский 1974, с. 267).

349. РЕЗАНОВЫ. От Мурата Резанова из Казани, отмеченного в Поместном списке под 1556 годом (ОГДР, IV, с. 54). Несколько Резановых в разряде помещиков указаны в Ярославле под 1568 годом (Веселовский 1974, с. 267). В основе имени лежит тюркско — арабское Мурад «желанный», а фамилия — от арабо-персидского Реза — риза «избранник» (Гафуров 1987, с. 169, 182).

350. РОМОДАНОВСКИЕ-ЛОДЫЖИНСКИЕ. В ОГДР (II, с. 49) сообщается: «В 1375 году к Великому князю вышли Облагины, у которых правнук Еропкин, от них Лодыжинские», породнённые затем с Ромодановс-кими. Н.А.Баскаков считает их вышедшими из тюркской среды и в доказательство приводит тюркскую этимологию прозвищ: Ромодан — от тюркско-араб. Рамадан-рамазан — месяц поста; Лодыжинские от литовско-татар. Ладыка «владыка»; Облагины — от арабо-персидского Аблахака «глупый»; Еропкин — от тюркского Ер упкан «проглоченный землей». К этому добавлю, что Лодыженские нередко встречаются и с тюркскими именами, например, Муралей (казанско-татарск. «Нур — Али») Фёдорович Лодыженский, помещик под 1627 годом в Белёве (Веселовский 1974, с. 208).

351. РОМАНОВЫ. В родстве с такими тюркскими родами как Шереметевы (см.), Колычевы (см.), ведущими свое происхождение от Андрея Кобылы по прозвищу Шереметь (Баскаков 1979, с. 82).

352.

353. РТИЩЕВЫ. От Льва, сына Ослана (Арслана), мурзы, вышедшего из Золотой Орды к Великому князю Дмитрию Ивановичу Донскому (ОГДР, V, с. 28); в родстве с Арсеньевыми, Ждановыми, Сомовыми и др. В середине ХV века помещики Ртищевы отмечены в Дмитрове (С.Б.Веселовский 1974, с. 271). В середине ХVI века (1556-1558 гг.) сын боярский Нечай Ртищев — один из активных слуг Ивана Грозного. В ХVII веке Фёдор Михайлович Ртищев — окольничий, глава разных приказов, меценат, основавший ряд больниц, школ, богаделен (ЭС, 1987, с. 1143).

354. РЯЗАНОВЫ. От выходца из Казани Рязанова Давлет — Хозя, ставшего станицей (главой) служилых татар, неоднократно был посылаем в Ногай и в Крым (ПСРЛ, 29, с. 297). Его брат Собан (Собаня) Рязанов также вышел на русскую службу и неоднократно был послом в Сибирь. Так, в 1557 годом он был в Тюмени и возвратился с большим ясаком (ПСРЛ, 29, с. 258, 275).

355. САБАНЕЕВЫ. По мнению Н.А. Баскакова (1979, с. 133), выходцы из тюркоязычной среды, близкие к Сабанчеевым — Саванчеевым (см.), фамилии которых происходят от тюркских слов Сабан «плуг» и Сабанчи «пахарь». По ОГДР (Х, с. 258, 275), записаны в дворянство. Из этого рода происходит известный зоолог — ихтиолог Л.Ш.Сабанеев.

356. САБАНЧЕЕВЫ (САВАНЧЕЕВЫ). В ОГДР (III, с. 89) записано: «Фамилия Саванчеевых начало своё восприняла от Григория Саванчеева, которому сие имя наречено по крещению из татар и пожаловано в 1643 годом поместье». Саванчи — фонетический вариант сабанчи (Н.А.Баскаков 1979, с. 133, см. Сабанеевы). Прозвище достаточно раннее и, возможно, булгаро — казанское, ибо под 1316 годом упоминается вместе с «Сабанчи» и «Казанчи» (ПСРЛ, 25, с. 161).

357. САБЛУКОВЫ. Фамилия известного востоковеда и переводчи-ка Корана Г.С.Саблукова, по мнению Н.А.Баскакова (1979, с. 71 — 72), про-исходит от тюркского корня Саблук-салбук «вялый, слабый». В ОГДР (I, с. 80) записано, что Саблуковы происходят из «польского шляхетства», а к православной вере приведены в 1665 году при Алексее Михайловиче. Возможно, это выходцы из золотоордынских татар, активно уходивших в первой половине ХV века в Литву и Польшу. См. также Савлуковы (Веселовский 1974, с. 276).

358. САБУРОВЫ. По ОГДР (I, с. 43), Сабуровы происходят от «выехавшего в 1330 году к великому князю Иоанну Даниловичу из Орды князя Четы, а по крещении названного Захарием. У нёго был правнук Фёдор Иванов сын Сабур, коего потомки Сабуровы служили Российскому престолу…». Фамилия происходит от арабо-тюркского Сабур терпеливый (Баскаков1979, с. 57). Происхождение из Орды подтверждают БК (II, с. 373) и А.А.Зимин (1980, с. 273). Этот взгляд оспаривает С.Б.Веселовский (1969, с.166-194), полагающий, что род происходит от Фёдора Ивановича Сабура; жившего в первой половине ХV века (Веселовский 1969, с. 171), хотя в другой работе он (см. Веселовский 1974, с. 276) Фёдора Ивановича Сабурова, родоначальника Сабуро-вых, относит ко второй половине ХIV века и считает его потомком костромского боярина Александра Захарьевича Зерно, убитого в Костроме в 1304 году. Вероятно, следует думать о более раннем выходе Захария-Четы из Золотой Орды. Сабуровы в родстве с Вельяминовыми, Годуновыми, Пильемовыми (см.). Впоследствии Сабуровы знатные и активные воеводы Ивана IV, сенаторы, государственные и общественные деятели.

359. САВЛУКОВЫ. Скорее всего, от вышедших в середине XVI века на русскую службу казанцев. В 60-е годы XVI века неоднократно упоминается гонец и посол, в том числе в Швецию и Данию, Савлуков Тауз (ПСРЛ, 29, с. 351 — 352). Несколько раньше, под 1551 годом, отмечается дьяк Савлук Турпеев, а в конце ХV века упомянут помещик в Новгороде Никита Савинович Савлуков (Веселовский 1974, с. 276). Все основные фамилии и имена имеют тюркскую основу: Савлуков — от Савлык «здоровье»; Тауз — от Тауыз «горный»; Турпеев — от Терпя «упрямый».

360. САГЕЕВЫ. От Сулеймана мурзы сына Тонкачеева, вышедшего из среды мишар на русскую службу, служившего толмачом (переводчиком) и имевшего поместья в Касимовском, Кадомском и Свияжском уездах (Белокуров 1906, с. 146). Фамилия от тюрко-персид. Сага «виночерпий» (Баскаков 1979, с. 104).

361. САДЫРЕВЫ (СОДЫРЕBЫ). От казанского князя (мурзы) Садыря (Содыря), упомянутого под 1496 годом (ПСРЛ, 8, с. 231 — 232). В XVI веке отмечен Фёдор Иванович Гаврилов — Садырь, имевший земли под Волок Ламским (Веселовский 1974, с. 277). Фамилия от тюркского Садыр «певец».

362. САДЫКОВЫ. Обычная татарская фамилия, не позже ХV века перешедшая и в русские фамилии: например, Григорий Михайлович Садык Шетнев, вторая половина ХV века, Тверь; от него — русские Садыковы (Веселовский 1974, с. 277). Фамилия от тюркско — араб. Садык — садик «искренний друг» (Гафуров 1987, с. 187). Фамилия же Шетнев происходит от тюркского Шетен — четен «забор, плетень» (Баскаков 1979, с. 142 — 143).

363. САКАЕВЫ. От казанцев, вышедших на русскую службу в XVI веке и бывших в XVII веке толмачами (переводчиками) посольского приказа например, Кадралей, Кузокай, Кучук Сакаевы (Белокуров, 1906, с. 154). Фамилия, скорее всего, от тюркского Сакау «заика»; имена: Кадрали — от арабо-тюркского Кадыр Али «Всемогущий Али», Кузокай — от тюркск. Кузак «стручок»; Кучук — от тюркск. Кечек «маленький, последний» (Гафуров 1987, с. 87).

364. САКМЫШЕВЫ. Из тверских дворян и бояр. Сакмыш Степан Никитич Левашев отмечен во второй половине ХV века. От него Сакмышевы, в том числе Сакмышев Афанасий Степанович — окольничий (1501 и 1509 гг.). В родстве с Левашевыми, Хыдырщиковыми (см.) (Веселовский 1974, с. 277). Все эти фамилии тюркского происхождения: Сакмыш — от тюркск. Сак с суффиксом Мыш –“караульщик, охранник»; и арабо-тюркск. Хидыр «пророк» (Баскаков 1974, с. 226).

365. САЛНАГЛЫЧЕВЫ. Из мишарей, вышедших на русскую службу в XVI веке. Мурза Кинеч Салнаглычев отмечен в служилых войсках под главенством бояр Адашева и Репнина как каратель казанско — арских повстанцев (1558 год), а затем в Прибалтике (ПСРЛ, 29, с. 260).

366. САЛТАНОВЫ. Как считает Н.А.Баскаков, (1979, с. 246), «Фамилия Салтанов (ОГДР, XII, с. 78) имеет в своей основе тюркский титул Султан «монарх, государь». Об этом же свидетельствуют Салтановы с тюркскими именами: например, Айдар Мина Салтанов под 1579 годом в Ряжске (Веселовский 1974, с. 10).

367. САРБАЕВЫ. По фамилии (Сары бай “белый бай”) это, скорее всего, выходцы из тюркской среды. По расположению поместий в районе Нижнего Новгорода (например, Сарбаев Пятой под 1604 годом (Веселовский 1974, с.) — из поволжских районов.

368. САРЫХОЗИНЫ. Под 1370 годом известен ордынский посол Сарыхозя (ПСРЛ, 8, с. 17). В конце ХV века уже отмечены русские помещики Гордий Семёнович и Александр Никулин Сарыхозины с землями в районе Новгорода, а под 1550 годом — помещик Туленбек Шарапов Сарыхозин в окрестностях Москвы (Веселовский 1974, с. 280). Фамилия от тюркского двусложного прозвища Сары хозя «белый хозяин». О тюркском происхождеии рода говорит имя и отчество Туленбек Шарапов Сарыхозин.

369. СВЕРЧКОВЫ. В «Бархатной книге» (II, с. 374) отмечен выход рода из Золотой Орды. С.Б.Веселовский (1974, с. 281) и А.А.Зимин (1980, с. 192 — 193) предполагают начало рода от Константина Фёдоровича Сверчка — сына Сабурова, впервые отмеченного под 1489 годом.

370. СВИСТУНОВЫ. От Салтана Свистуна из Золотой Орды (ОГДР, III, с. 48). Как дворяне от Ивана Богдановича Свистунова, записанного в 1643 году в Торопце (Веселовский, 1974, с. 282).

371. СВИЩОВЫ. Отмечен выход их предков из Золотой Орды (БК, II, с. 375). О тюркском происхождении свидетельствуют и имена последую-щих потомков: например, Свищов Бурнаш Алферович, отмеченный под 1571 годом во Владимире, а также размещение Свищовых во второй половине ХVI — XVII вв. в Мещере (Веселовский 1974, с. 282)

372. СЕИТОВЫ. От мурзы (князя) Третьяка Сеитова, вышедшего в 1608 году к Вел. кн. Василию Иоанновичу (ПСРЛ, 34, с. 208). В конце XVII века был известен Дмитрий Сеитов — толмач (переводчик) с арабского и татарского (Белокуров 1906, с. 132).

373. CEЛИBAHOBЫ. в «Бархатной книге» (II, C. 375) отмечено, что Селивановы происходят от выехавшего из Золотой Орды Селивана. А.А Зимин (1980, с. 269) уточняет это сведение — от Селивана сына Качибея (в крещении-Василий), выехавшего из Орды к Фёдору Ольговичу Рязанскому в 1401 году. Селивановы в конце ХV — XVII вв. были уже дворянами с землями в Рязанском крае (Веселовский 1974, с. 284).

374. СЕЛИВЕРСТОВЫ. От Селиверста, сына Феогниста (в крещении – Василий), выехавшего из Орды (ОГДР, VII с. 42; БК, II, с. 375 — из Большой Орды).

375. СЕМЕВЫ. От князя Казанского Семева Кията, вышедшего на русскую службу в середине XVI века. В 1558 году был в войске Шах Али, воевавшем в Прибалтике; тогда же послан к Ивану Грозному (ПСРЛ, 29, с. 269).

376. СЕРКИЗОВЫ. От золотоордынского царевича Серкиза, выехавшего в Москву в 1371 году и принявшего при крещении имя Андрей. От него — Серкизовы. Их владения в Подмосковье — села Серкизово – Черкизово (Веселовский 1974, с. 285). Иван Андреевич Серкизов был уже воеводой Дмитрия Ивановича и убит в 1380 году на Куликовом поле (ПСРЛ, 34, с. 127). В родстве с Мячковыми (Веселовский 1969, с. 405).

377. СЕРТЯКИНЫ. Помещики от крещёного татарина Сертяка — Сартака, размещённые со второй половины ХVI века в Коломенском уезде. Их село Сертякино к югу от Москвы (Веселовский 1969, с. 405).

378. СКРЯБИНЫ. От Сокур бея из Орды. Этимология Сокур бея прозрачно тюркская — «слепой бей». Скрябины — Скрипыны — Скрипеевы известные дьяки, землевладельцы и стрельцы в ХV — ХVI вв., размещён-ные в Нижнем Новгороде, позже и Прикамье (Веселовский 1974, с. 289).

379. СОВИНЫ. Из Большой Орды (БК, II, с. 378). В конце XV века отмечен Иван Карпович Сова, от него — Совины (Веселовский 1974, с. 294-295). Совины, очевидно, долго и хорошо знавшие тюркские языки, в XVI веке были частыми послами в тюркоязычные ханства и княжества: в Крым — Григорий Совин в 1537 году (ПСРЛ, 29, с. 31), в Ногаи-дьяк Пётр Григорьевич Совин Большой в 1556 — 1560 гг. (ПСРЛ; 29, с. 253 — 260).

380. СОЙМОНОВЫ. Дворяне с 1622 года (ОГДР, I, с. 75). Н.А.Баскаков предполагает, что Соймоновы вышли из тюркской среды и в подтверждение приводит тюркское происхождение фамилии: Соймон «подвижный человек» (Баскаков 1979, с. 70). Дополнительным аргументом может послужить имя Мурзы Степановича Соймонова, жившего середине XVI века (Веселовский 1974, с. 208) и имевшего не только тюркскую в основе фамилию, но и имя Мурза «князь».

381. СОМОВЫ. От Фёдора, сына Ослана (Арслана) мурзы, вышедшего из Золотой Орды к Дмитрию Ивановичу Донскому (ОГДР, V, с. 28). Под 1594 годом отмечен помещик в Рязани Тутай Сомов (Веселовский 1974, с. 319), тюркоязычная основа имени которого Тутай «старшая сестра») усиливает доказательство тюркоязычности этого рода.

382. СОНИНЫ. От татарина Сага, в крещении Савватей, вышедшего из Орды в Москву (ОГДР, II, с. 75; БК, II, с. 380). Под 1559 годом в Кашире упоминается Сонин Иван Иванович (Веселовский 1974, с. 296). Н.А.Баскаков (1979, с. 104) предполагает тюркское происхождение не только прозвища Сага — от Саги «виночерпий», но и Сонина — от Сонгы «последний».

383. СТАРКОВЫ. От Фёдора Андреевича Старко Серкизова (см. Серкизовы), отец которого (царевич Серкиз в крещении Андрей) вышел в 1371 году из Орды. Фёдор Андреевич упомянут как боярин в конце XIV века. Рядом с селом Черкизово (см.) находился Старков погост (Веселовский 1974, с. 299).

384. СТРОГАНОВЫ. От татарина, вышедшего во времена Дмитрия Ивановича Донского и принявшего в христианстве имя Спиридон (ОГРД, I, с. 33). Под 1568 годом в Казани отмечен двор Оникия Строганова (ПКК, с. 24). В последующем промышленники, дипломаты, государственные деятели.

385. СУВОРОВЫ. Для возвеличивания рода Суворовых была создана легенда о “благородном” их происхождении — от шведа Сувора, выехавшего в Россию в 1622 году (ОГДР, II, с. 14). На самом деле Суворовы, как служилые люди, отмечаются уже с XV века — в 1482 году Горяин Суворов служилый человек, в XVI — XVII вв. дворяне с имениями в Бежецке и Кашине (Веселовский 1974, с. 303 — 304). В ИРРД (I, с. 247) отмечается родство Суворовых с Ишук Бухариным (см.) и Кобяковыми (см.). А.А.Зимин (1980, с. 270) считает, что Суворовы происходят из рязанских дворян и находятся в родстве с Измайловыми, Сунбу-ловыми и Коробьиными (см.). Все эти фамилии, как отмечалось выше, имеют тюркское происхождение. Поэтому следует полагать такое же происхождение и для Суворовых, что подтверждается тюркской основой прозвища Сувор «наездник» (Баскаков 1979, с. 84 — 85).

386. СУЛЕШЕВЫ. От служилого татарина Юрия Яншеевича (Янышовича) Сулешева, в l519 годом уже бывшего боярином (Веселовский 1974, с. 305). В 1564 году царёв посол в Крым — Мурат Мурза (ПСРЛ, 29, с. 37) Сулешев сын (ПСРЛ, 29, с. 333), перешедший на русскую службу в 1540 году. Фамилия (Сулеш) и отчество (Яныш) имеют тюркскую основу.

387. СУНБУЛОВЫ (СУМБУЛОВЫ). От боярина Ковыла Вислого, по прозвищу Сунбул, выехавшего на службу в 1371 году к Ольгу Рязанскому. Дети Сунбулова и его родичи в ХV-XVI веке числились детьми боярскими по Рязани и имели там земли (Зимин 1980, с. 280). В 1514 году в Рязани отмечен боярин Сунбул Фёдор Иванович Тутыхин (сын Ивана Яковлевича Тутыхи – Ковыла) (Веселовский 1974, с. 306, 327). Сын Фёдора Сунбулова, очевидно, хорошо знавший тюркские языки, Михаил Сунбулов (Сумбулов) был неоднократным послом в Казань (под 1530 годом) (ПСРЛ, 34, с. 194) и Ногаи (в 1565 — 1566 гг.) (ПСРЛ, 29, с.345, 348). Фамилия имеет в основе тюрко — персидское Сунбул «цветок гиацинт» (Гафуров 987, с. 192).

388. СЫТИНЫ. От татарина Сыта, вышедшего на Русь (БК, II, с.383). Под 1489 годом упомянут Фёдор Сыта — дьяк ростовского владыки, а под 1510 годом Фёдор Евстафьевич Сытин, дьяк князя Юрия Ивановича с землями в Дмитрове (Веселовский, 1974, с. 310).

389. СЮЮДЮКОВЫ (СЮЮН-ДЮКОВЫ, СУНДУКОВЫ). Это, очевидно, выходцы из Казани, т.к. в 1555 году известен служилый татарин Сююндюков Яныш — посол в Ногаи, а в 1557 году также служилый татарин, даже станица Сююндюков Нагай также посол в Нагаи (Савва 1917, с. 172).

390. ТАГАЕВЫ. От Тагая, возможно Тагай мурзы, севшего в 136l году в Наровчате и отсюда совершившего несколько походов на Переславль Рязанский (ПСРЛ, 34, с. 114, 115). С.Б.Веселовский (1974, с. 311) не сом-невается в тюркском (татарском) происхождении Тагаевых, которые уже в первой половине ХVI века приняли русские имена и прозвища, например, Тагаев Яков Дмитриевич, слуга Троицкого монастыря.

391. ТАГАЛДЫЕВЫ. От Тагалдея мурзы и его брата Салемши князя, вышедших на русскую службу в 1540 году (ПСРЛ, 29, с. 37), когда они, как послы Казани, сидели в Москве (ПСРЛ, 34, с. 173).

392. ТАГАЛДЫЗИНЫ (ТАЛЫЗИНЫ). От мурзы Кучюка Тагалды-зина, вышедшего из Орды в 1436 году в Муром к Вел. кн. Василию Василье-вичу (Тёмному). В крещении принял имя Йаков (ОГДР, I, с. 53). В последующем утверждены в дворянском звании. Н.А.Баскаков (1979, с. 62—63), не сомневаясь в тюркском происхож-дении рода, предлагает этимологию прозвища: Таг «четная» + йолдыз «звезда».

393. ТАИРОВЫ. Вероятнее всего, тюркское происхождение, т.к. под 1306 годом известен ордынский царевич Таир, совершивший поход на Русь (ПСРЛ, 29, с. 104). С XVI века имя Таир уже распространено среди русских дворян (Веселовский 1974, с. 311).

394. ТАИШЕВЫ. От служилого татарина Крыма Таишева, направленного российским послом на Северный Кавказ в 1564 году (ПСРЛ, 29, с. 334).

395. ТАЛАЕВЫ. Служилые татары, принявшие около середины XVI века христианство, например, Ахмед Фёдорович Талаев под 1563 годом с землями в районе Дмитрова (Веселовский 1974, с. 311).

396. ТАЛЫЧЕВЫ. От Талыча, ордынского царевича, в 1410 году перешедшего на службу к нижегородскому князю Даниилу Борисовичу и совершившего вместе с ним поход на Владимир (ПСРЛ, 34, с. 159).

397. ТАНЕЕВЫ. Возможно, от Болта (Балта) Танеева, перешедшего из Казани на русскую службу и отмеченного вотчинником в конце ХV века в Ростове Северном. В 1571 году Кижман Танеев уже отмечен как помещик (Веселовский 1974, с.139, 312). В дворянском звании утверждены в 1683 году (ОГДР, VII, с. 139). Н.А.Баскаков (1979, с. 211) не сомневается в тюркском происхождении рода и вы-водит фамилию к тюрко-татарскому Таный-таней «знающий, помнящий».

398. ТАПТЫКОВЫ. От Таптыка из Золотой Орды, перешедшего на службу к Ольгу Рязанскому (ОГДР, VI, с. 11; БК, II, с. 383). Поместия с землевладениями в Рязанском и Каширском уездах с 1517 года. Известен Григорий Дмитриевич Таптыков, убитый в 1531 году под Казанью (Веселовский 1974, с. 312). В родстве с Ка-рандымовыми (см.). Фамилия Тапты-ковы от тюркского Таптык «найденный» (Баскаков 1979, с. 189).

399. ТАРАКАНОВЫ. В ОГДР (IX, с. 65) отмечено, что «Фёдор Иванович Тараканов в 1627 году уже владел старой вотчиной своего отца». Н.А.Баскаков (1979, с. 225 — 226) не сомневается в тюркском происхождении рода и выводит фамилию от тюркского Тар аган «беженец». Уже в начале ХVI века, в 1510 — 1519 гг., отмечаются Владимир и Василий Никитичи Таракановы, московские гости (Веселовский 1974, с. 312). Матвей Тараканов, очевидно, знавший казанско-татарский язык, был государственным таможенником, переписчиком Казанского торга в 1568 году (ПКК, с. 56).

400. ТАРБЕЕВЫ. От мурзы Тар-беева Бей-мурзы Мердулата (Нурдяу-лята), перешедшего в 1340 году на службу к Великому князю Семёну Ивановичу из Золотой Орды (ОГДР, I, с. 47; БК, II, с. 327). В родстве с Масаловыми (см.). Обрусевшие Тарбеевы известны уже с конца ХV века — Алферий Михайлович Жук Тарбеев; Матвей Мослов Тарбеев, вотчинник, в 1543 году владел под Москвой селом Спас – Тарбеево (Веселовский 1974, с. 312). В XVI веке Тарбеевы были дворянами и служилыми, как, например, Степан Тарбеев, направленный в 1626 году послом в Крым (ПСРЛ, 34, с. 268).

401. ТАРХАНОВЫ. От сына казанского князя Тархана, попавшего в русский плен на Каме в 1468 году (ПСРЛ, 25, с. 280). Впоследствии – видные российские дворяне, царская обслуга — см. Пётр Тарханов, царский истопник в 1573 году (Веселовский 1974, с.313).

402. ТАТАРИНОВЫ. Несколько родов разного происхождения, но, в основном, выходцы из Казани и Мещеры в XVI — XVII вв. (Веселовский 1974, с. 313). В дворянском звании с поместьями утверждены в 1580 году (ОГДР, III, с. 42). Сохраняли, очевидно, знание тюркских языков — см. Пётр Татаринов, толмач посольского приказа в ХV веке (Белокуров 1906, с. 132), некоторые жили и в Казани – Семён Татаринов, жилец в Казани в 1568 году (ПКК, с. 56).

403. ТАТИЩЕВЫ. Происхождение официально восходит к Василию Татищеву (прозвище за умение выяв-лять воров — Татей), племяннику Ивана Дмитриевича Шаха, князя соломерского (Солых эмир), служив-шего Вел. кн. Ивану III (ИРРД, I, с. 54; Н.А.Баскаков 1979, с. 87-89). Хотя С.Б.Веселовский (1969, с. 361) и сомневается в тюркском происхождении Татищевых, но другие исследователи подтверждают это происхождение. Так, А.А. Зимин (1980, с. 267) считает реальным лицом князя Солых Эмира Шая, но полагает, что этот князь вышел на Русь в середине XIII века. В подтверждение этого взгляда А.А.Зимин приводит грамоту, выданную Ивану Шаину в 1257 году, а также связь с князем родов Апраксиных, Измайловых, Хитровых (см.). Около середины ХV века имя Татище – Татищевы начинают активно употреблять и на Руси, в том числе и с тюркскими именами, например, Асанчук, Кекса, Мунт, Пурыш (С.Б.Веселовский 1974, с. 313). Начальный выход Татищевых, скорее всего, из булгаро-буртасской среды.

404. ТЕВКЕЛЕВЫ. От князя казанского Тевкеля, в начале (40-е годы XVI века) бывшего на службе Шах-Али, а затем перешедшего на русскую слулжбу (ПСРЛ, 29, с. 48, 145).

405. ТЕВЯШЕВЫ. Существуют две близкие версии происхождения рода:

1. От Тевяша — праправнука Кадырхозя, постельничего Тохтамыша, перешедшего в 1391 году к Великому князю московскому Василию Дмитриевичу (ОГДР, V, с. 36а);

2. От Тевяша — внука Ордыхозя (брат Кадырхозя ОГДР, VIII, с. 36а). В родстве с Лихаревыми, Фустовыми (см.).

В 1550 году Иван Иванович Тювяшев отмечен в Кашине (Веселовский 1974, с. 314). Н.А.Баскаков (1979, с. 213) выводит фамилию от тюркского Тевяш «верблюжонок».

406. ТЕГЛЕВЫ. От Тегля Юрия, правнука Одра, пасынка Батыя, вышедшего из Орды к Великому князю Василию Васильевичу (Тёмному) в 1425 году (ОГДР, II, с. 54). Не исключено, что это был ордынский царевич Тегиня, помогавший в 20-е годы ХV века Вел. кн. Василию Дмитриевичу (Веселовский 1969, с. 340 — 341). В конце ХV века в Новгороде отмечен Теглев Евстафий, помещик (Веселовский 1974, с. 314). Теглевы в родстве с Акинфовыми, Державиными, Нарбековыми (см.). Фамилия происходит от тюркского Тегли «родовитый» (Баскаков 1979, с. 152).

407. ТЕМЕЕВЫ. От Тавкея Теме-ева, перешедшего на русскую службу около середины ХVI века и бывшего «служилым татарином», выполнявшим различные посольские поручения: в 1559 — 1560 гг., 1563 — 1564 гг. — гонец и посол в Крым и обратно, в 1564 году — станица служилых татар (ПСРЛ, 29, с. 284, 333).

408. ТЕМИРОВЫ. Распространённая фамилия (Веселовский 1974, с. 315) с несомненным выходом из тюркоязычной среды с основой Темир «железо». Прослеживается один род Темировых — от Дмитрия Ивановича Темирова, писца, упомянутого в 1559 году (Веселовский 1974, с. 315), к его сыновьям: Григорию Дмитриевичу Темирову — неоднократному гонцу и послу в Крым в 1564 — 1566 гг. (ПСРЛ, 29, с. 346, 349) и Михаилу Темирову — приставу при литовском после Сапеге (ПСРЛ, 34, с. 232).

409.

410. ТЕНИШЕВЫ. По ОГДР (XIII, с.20), род Тенишевых частично перешёл на русскую службу из татарско-мишарской среды в 1528 году, когда Тениш Кугушев (см.) был пожалован в Мещере поместьем с крестьянами. Из этого рода известные князья Тенишевы. По Н.А.Баскакову (1979, с. 247 — 248), фамилия происхо-дит от тюркского прозвища Тыныч — тыныш «спокойный, смирный».

411. ТЕРЕУЛОВЫ (ТЕРЕГУЛОВЫ). От казанского князя Тереула-Дувана, выехавшего в 1546 году служить Ивану IV, а в 1552 году принявшего присягу и направленного послом к осаждённым казанцам (ПСРЛ, 29, с. 49, 70).

412. ТИМИРЯЗЕВЫ. От Ибрагима Тимиряза, выехавшего из Орды в 1408 году служить к Великому князю Василию Дмитриевичу (ОГДР, VIII, с. 16). Этот князь сначала находился в войске Едигея, напавшего в 1408 году на Москву (ПСРЛ, 34, с. 157). В основе фамилии лежит тюркское Тимир язы «железный воин” (Баскаков 1979, с.215). Из этого рода известные учёные, военные.

413. ТОГМАЧЕВЫ. От князя казанского Тогмача, перешедшего в 1530-е годы на русскую службу и неоднократно исполнявшего функции посла в Крым (ПСРЛ, 29, с. 142).

414. ТОКМАКОВЫ. От Токмака Тимофея Вельяминовича Зерно (см. Вельяминовы Зерновы), жившего в конце ХV века (Веселовский 1974, с. 318). Родство с Вельяминовыми, имеющими исход из тюркской среды, подтверждается и другими сведениями (Веселовский 1969, с. 173). В середине и второй половине XVI века Токмаковы уже князья, бояре и воеводы, активные российские деятели: Токмаков Василий в 1553 — 1554 гг. каратель восстания казанцев и черемис (ПСРЛ, 29, с. 232-233); Токмаковы Иван Васильевич и Юрий Иванович в 1570 — 1590-е гг. — активные участники разбойной войны в Прибалтике (ПСРЛ, 34, с. 192 — 196). Фамилия имеет прозрачную тюркскую основу: Токмак — тукмак «колотушка, дубина».

415. ТОКСУБИНЫ. От служилого татарина Токсубина Таиша (Тауша), активного посла в Астрахань в 40 годы XVI века (ПСРЛ, 29, с. 43-44).

416. ТОЛБУЗИНЫ (ТОЛБУГИНЫ). Н.А.Баскаков, (1979, с. 206) не сомневается в тюркском происхождении рода, считая, что в основе фамилии лежит тюркское Талбаз «неутомимый» или Толбуга «здоровый как бык». Возможен очень ранний выход Толбузиных на Русь, может быть, даже в домонгольское (или в период монгольского нашествия) время. За это говорит своеобразный звуковой переход Толбуга — толбуза и то, что уже в XIV — ХV вв. Толбузины были известной фамилией на Руси: Иван Фёдорович Толбуга был убит в 1380 году на русской стороне Куликова поля (Веселовский 1969, с. 366); в 1474 — 1475 гг. Семён Толбузин был послом в Рим и Венецию и и привёз оттуда известного строителя Аристотеля Фиорованти (ПСРЛ, 25, с. 303).

417. ТОНКАЧЕВЫ. На рубеже XVI — XVII вв. известен Сулейман Тонкачев, из мишар, толмач (переводчик) с татарского. Тонкачев Василий Истома под 1597 годом упомянут помещиком близ Рязани, где размещались выходцы из казанско-мишарской среды (Веселовский 1974, с. 320).

418. ТОРСУКОВЫ (ТОРЧУКОВЫ). Возможно, от казанского князя — богатыря Торчи, взятого в 1551 году в русский плен (ПСРЛ, 29, с. 163). Уже в первой половине XVII века Торсуковы отмечены как дворяне (ОГДР, V, с. 74). Фамилия от тюркского Торчук — торсук «ёмкость из меха, вывернутого наружу» (Баскаков 1974, с. 180).

419. ТУИШЕВЫ. От служилого татарина, очень активного российского дипломата в 50-е годы XVI века Байбира Туишева (Тоишева, Тююшева-см.). В 1553 — 1554 гг. посол в Крым, в 1556 году посол в Ногаи, в 1558 году посол в Кабарду (ПСРЛ, 29, с. 228, 257, 274).

420. ТУЛУБЕЕВЫ. Вероятно, выходцы из тюркской среды ещё в начале ХV века, так как в конце ХV века отмечен в Новгороде Иван Фёдорович Тулубьев (Веселовский 1974, с. 324). В 1606 году Тулубеевы выделены в дворянское звание (ОГДР, VI, с. 38). Н.А.Баскаков (1979, с. 191 — 192) не сомневается в тюркском происхождении фамилии от Тулу бей “полный князь”.

421. ТУЛУНГОЗИНЫ. От Бараша Тулунгозина, выходца из казанско — мишарской среды, служилого казака, посланного в 1537 году с грамотой в Астрахань (ПСРЛ, 29, с. 31).

422. ТУЛУСУПОВЫ. От Тулусу-пова (Тусупов, Тулупов) Сююндука (Сююндюка), служилого татарина, неоднократного посла в Крым (1557 г.) и Ногаи (1553 — 1555 rr.) (ПСРЛ, 29, с. 225, 234, 253).

423. ТУЛУШЕВЫ. От служилого татарина Нагая Тулушева, посла Ивана IV в 1533 году к Петру Волошскому в Молдавию (ПСРЛ, 29, с. 13).

424. ТУМАНСКИЕ. От Темника Тохтамыша, ушедшего в 1398 годом в Литву. В XVII веке Туманские возвратились в Россию и приняли здесь дворянство (ОГДР, VI, с. 153). Из этой среды выходили и учёные.

425. ТУМГЕНЕВЫ. От Василия Тумгеня, постельничего Великого князя Василия Васильевича (Тёмного), вышедшего на русскую службу в 1460 году и принявшего в 1461 году христианское имя Валаам (Веселовский 1974, с. 325).

426. ТУРАНДАЕВЫ. Возможно, от половецкого князя Турандая, попавшего в русский плен в 1185 году. В конце ХV века в Новгороде отмечен помещик Турандаев Якуш (Веселовский 1974, с. 325).

427. ТУРГЕНЕВЫ. От мурзы Тургеня Льва (Арслана), вышедшего около 1440 года из Орды к Великому князю Василию Ивановичу. В российских дворянах определены в середине XVI века (ОГДР, IV, с. 53; БК, II, с. 389). В середине и второй половине XVI века известен служилый Пётр Тургенев — посол в Ногаи, Астрахань (ПСРЛ, 29, с. 39, 230, 231), а в 1566 — 1568 гг. записанный сыном боярским в Казанском городе (Кремле) (ПКК, с. 10). Фамилия от тюркского Турген «быстрый, отважный» (Баскаков 1979, с. 156). Великий русский писатель И.С.Тургенев относится к этому роду.

428. ТУТАЕВЫ. От Тутаева Семёна, вышедшего из Казани в середине ХVI века и в качестве служилого тата-рина активно исполнявшего посольско — гонецкую службу на Крым в 1553, 1557, 1560 IT. (ПСРЛ, 29, с. 224, 259, 281).

429. ТУТЫХИНЫ. От Тутыхина Тумгеня Григорьевича, находившегося в родстве с Григорием Тумгенем (см. Тумгеневы), крещёным в 1461 году. Земли имели в округе Рязани, были рязанскими воеводами (Веселовский 1974, с. 325).

430. ТУХАЧЕВСКИЕ. По Н.А.Баскакову (1979, с. 201-203), скорее всего, выходцы из тюркоязычной среды, о чём свидетельствует основа фамилии в виде тюркского слова Тухачи «знаменосец». Из этого рода известен советский полководец Тухачевский.

431. УВАРОВЫ. От Увара сына Минчака Касаева (Касаевича), выехав-шего из Орды к Вел. кн. Василию Дмитриевичу на рубеже XIV — ХV вв. (ОГДР, V, с. 33). В родстве с Давыдовыми, Злобиными, Оринкиными (см.). В потомках графы, учёные, военные.

432. УЛАНОВЫ. Очень распространённая фамилия, берущая начало от тюркского Улан «молодец, парень, конник» (Веселовский 1974, с. 331). Среди них Улановы — из среды поль-ско-литовских татар, получивших земли в белорусском Полесье. В 1791 1792 гг. на русскую службу перешёл полковник Александр Уланов, от него Улановы (В.,D., 1986, st. 108).

433. УРАЗЛИЕВЫ. От князя казанс-кого Уразлыя, перешедшего в 1546 году в окружении Шах-Али на русскую службу, неоднократно бывавший в Ка-зани в период её завоевания, а в 1556 — 1558 гг. вместе с Шах-Афи вое-вавший в Прибалтике (ПСРЛ, 29, с. 48, 68, 243, 260). См. также Канбаровы.

434. УРМАНОВЫ. От тюркского Урман «густой лес». Фамилия и имя с русской фамилией (например, Урман Андреевич Лазарев) отмечены в середине XVI века (Веселовский 1974, с. 333).

435. УРУСОВЫ (Ордынские). От князя Урустана Меньского (Минского), вышедшего на русскую службу в 1408 году (ПСРЛ, 25, с. 237). Возможно, его потомки Урусовы Михаил и Григорий Евстафьевичи, записанные в 1540 году в Кашине (Веселовский 1974, с. 333).

436. УРУСОВЫ (Ногайские). От князя Уруса (Магмета Айдаровича), сына князя Исмаила (дядя казанской царицы Сююмбике, брат Юсуфа — см. Юсуповы), правнука Едигея (см.), князя ногайского. Князь Урус вышел на русскую службу в конце 60-х годов XVI столетия (ОГДР, VI, с. 1; ИРРД, I, с. 216). В основе фамилии тюркское слово Урус «русский» или «драчун, воинственный» (Баскаков 1979, с. 187 — 188; Гафуров 1987, с. 197).

437. УСЕИНОВЫ (мещерские). От Усеина (Гусейна) Бахмета Ширин-ского, вышедшего через Мещеру из Орды в 1298 году на русскую службу (ОГДР, II, с. 8). (см. Бахметьевы, Беклемишевы, Ширинские).

438. УСЕИНОВЫ (Ордынские). От Усеина, постельничего ордынского хана, перешедшего на русскую службу в 1432 году (см. Теглевы). (ПСРЛ, 25, с. 249).

439. УСЕИНОВЫ (казанские). От князя Усеина, посла Сафа Гирея в 1537 — 1539, вышедшего на русскую службу в 1554 году (ПСРЛ, 29, 32, 35, 227). Сын его — князь Камай, изменивший Казани в 1551 году.

440. УСЕЙНОВЫ. От Усейнова Давлет Хозя — головы (станицы) служилых татар в XVI веке (Савва 1917, с 172)

441. УТЕШЕВЫ. От Утеша, князя из Казани, посла Улу — Мухамеда, перешедшего на службу в 1446 году. В 1606 году в Белёве отмечен Данило Утешев (Веселовский 1974, с. 334).

442. УШАКОВЫ. Основа рода выводится к тюркоязычному князю Касуйской Орды Редега, два сына которого, в крещении принявшие имена Юрий и Роман, перешли на киевско-славянскую службу. Праправнук Романа Редегича Григорий Слепой имел сына Ушака, от которого пошли Ушаковы (ОГДР, VIII, с. 9). Фамилия Ушаков имеет в своей основе тюркское слово Ушак «малый, невысокий человек» (Баскаков 1979, с.71).

443. ФУСТОВЫ. От постельничего Тохтамыша Кадырхозя, перешедшего в 1391 году на службу к Великому князю московскому Василию Дмитриевичу (ОГДР, V, с. 35 — 36). Кадырхозя, принявший в православии имя Гавриил, умер в 1452 году и оставил своим сыновьям Вавиле Тевяшеву и Лаврентию Фустову поместия.

444. ХАНКИЛДЕЕВЫ. От казанского князя Ханкилдея, лояльно настроенного к русским (встречал в 1551 году русских под Казанью), затем взятого после неудачного восстания казанцев в 1551 году в русский плен и, очевидно, вышедшего тогда на русскую службу (ПСРЛ, 29. с. 71 72).

445. ХАНЫКОВЫ. 3 версии тюркского происхождения:

1. От Салахмира (Солых эмир) из Орды, вышедшего к Олегy Рязанско-му, по крещении Иван, женат на сестре Ольга Рязанского Наталье (ОГДР, I, с. 56);

2. От Тимофея Константиновича Ханыка, правнука Солохмира (ОГДР, I, с.57);

3. От Ханыка из Большой Орды (БК, II, с. 396). В родстве с Апраксиными, Крюковыми, Хитровыми (см.). Фамилия от тюркского Ханык «опытный, ловкий» (Баскаков 1979, с. 63 — бб).

446. ХИЛЧЕВСКИЕ. Из польских татар, вышедших в XV веке на русскую службу в 1687 годом Тарасий Хилчевский был в Малороссии помещиком (ОГДР, V II, с. 157). Фамилия от тюркского Хилач «хитрый» (Баскаков 1979, с. 212).

447. ХИТРОВЫ. От золотоор-дынс-кого мурзы Едугана Сильно – Хитра, вышедшего вместе со своим братом Салахмиром в начале ХV века к Вел. кн. Олегу Ярославичу Рязанскому (ОГДР, I, с. 57; БК, II, с. 395). В родстве с Апраксиными, Измайловыми, Татищевыми, Ханыковыми (см.).

448. ХОДЫРЕВ (ХОДЫРЕВСКИЙ). Выходы из тюркской среды с именем Ходыр — Хыдыр были, очевидно, как в Литву в XIV — ХV вв. (см. Ходыревские), так и на Русь (см. Ходыревы). Фамилия от тюркско — арабского Хадр — хыдр — хидр — хызыр “пророк». Ходыревские из Литвы не позже начала XVII века, очевидно, совершили выход в Россию, например, Увар Ходыревский, занявший в 1628 году старые отцовские поместия (ОГДР, IX, с. 66). В ХVI веке был известен Аданаш Семёнович Ходырев, российский дворянин и служилый человек, убитый в 1578 году под Кесью (Веселовский 1979, с. 9). Показательно употребление в обоих случаях, наряду с фамилией, тюркских имен: Увар, Аданаш.

449. ХОЗЯШЕВЫ. От служилого татарина Хозяша, в 1539 году бывшего казанским послом в Москве (ПСРЛ, 29, с. 36).

450. ХОМЯКОВЫ. От выходцев из Золотой Орды (БК, II, с. 396). В 1568 году в Казани отмечен голова стрелецкий Хомяков Яков (ПКК, с.60).

451. ХОНЕНЕВЫ. Судя по фами-лии, имеющей в основе тюрко –монгольское происхождение — от Хонен — хонон «звонок, сигнал» (Баскаков 1979, с. 191), выходцы из тюркской среды. Об этом же говорят и имена некоторых из них: Рахман Хоненев, записанный в 1570 году во Владимире в число дворян; Хоненев, знавший тюркские языки — гонец в Ногаи (ОГДР, VI, с. 28; Веселовский 1974, с. 342).

452. ХОТЛИНЦЕВЫ. От Хотлина, вышедшего на русскую службу из Орды (ПСРЛ, 11, с. 301). Фамилия, вероятно, происходит от тюркского Хотлен — кутлен, дававшегося мальчикам, родившимся в год свиньи (Баскаков 1979, с. 145).

453. ХОТЯИНЦЕВЫ. От Хотяина, по крещении Еремей, внука Илика, вышедшего из Орды на службу к Дмитрию Донскому (ОГДР, IV, с. 34). В XV — XVII вв. Хотяинцевы часто упоминаются среди дворян Коломенского уезда (Веселовский 1974, с. 343). Н.А.Баскаков (1979, с. 145) предполагает происхождение фамилии от татарско-мишарского Хозяин – худжа-ин, что позволяет говорить о выходе их родоначальника из среды предков мишарей.

454. ХРУЩОВЫ. Служилые люди, скорее всего, вышедшие из тюрко – мусульманской среды, о чём свиде-тельствует наличие в их гербе знака полумесяца и стрелы, что было свойственно для таких выходцев (ОГДР, II, с. 111). За это же говорит наличие у некоторых из них тюркских имён (Адаш Хрущов), а также их преимущественное размещение на южной окраине России, в данном случае в Тульском уезде, где обыкновенно размещались выходцы из тюркоязыч-ного мира (Веселовский 1974).

455. ЦУРИКОВЫ. В ОГДР (II, с. 87) отмечается переход Цуриковых в дворянство с 1595 года. В их гербе имеется характерный для выходцев из тюрко — мусульманской среды знак полумесяца и стрелы. Н.А.Баскаков (1979, с. 106), не сомневаясь в тюркском выходе рода, считает, что в основе фамилии лежит тюркское Чери — чари «солдат, воин». Последнее было в основном свойственно для булгаро-казанской терминологии.

456. ЧААДАЕВЫ (ЧАГАДАЕВЫ, ЧЕГОДАЕВЫ). От тюрко –монгольского прозвища Чагатай – храбрый (Баскаков 1979, с. 223). Имя появляется среди других русских ещё в ХV веке, например, Василий Чегодай с землями около Мурома (Веселовский 1974, с. 348), Возможно, предки связаны с Казанью, т.к. здесь под 1568 годом отмечен Чаадаев Суббота Григорьев, стрелецкая голова (ПКК, с. 29, 38 — 41). В дворянство Чаадаевы записаны в 1621 году (ОГДР, IX, с. 42). В потомках известный русский мыслитель П.Я.Чаадаев.

457. ЧААДАЕВЫ – СПЕШНЕВЫ. В ОГДР (I, с. 36) имеется ещё запись о Чаадаевых, вышедших в Россию не позже рубежа XVI — ХVII вв.: «Фамилии Спешневых Чаадай, а во святом крещении названный Фрол Васильев сын Спешнев, в 7118 (1610) году за Московское осадное сидение пожалован вотчиной и на оное грамотой». Относительно поздний выход и фамилия предка также позволяет говорить о казанском истоке ( РБС, XIX, с. 268 ).

458. ЧАГИНЫ. В дворянстве с 1600 году (ОГДР, V, с. 60), хотя фамилия известна ещё раньше — в ХV — ХVI вв. (Веселовский 1974, с. 346). Фамилия в основе имеет тюркское Чага «невольница, ребенок» (Баскаков 979, с. 178).

459. ЧАЛЫМОВЫ. От астраханского князя Чалым — улана и его сына, вышедших на русскую службу в 1557 году (ПСРЛ, 29, с. 256 — 257).

460. ЧЕБОТАРЁВЫ. От Чеботая Кончаева, размещённого на рубеже XV — XVI вв. в окрестности Рязани (Веселовский, 1974, с. 347). Несколько позже они уже назывались Чеботарёвыми и были выведены в соседний Курский уезд. А.А.Зимин (1980, с. 161 165) считает их в родстве с Мусиными — Пушкинами. Н.А.Баскаков (1979, с. 199), не сомневаясь в тюркском исходе фамилии, выводит её происхождение от тюрского Чабата «лапоть”. Имя Кончай можно вывести из тюркского Кендже «последыш» (Баскаков 1979, с. 29). Чеботарёвы известные казанцы, в том числе математики.

461. ЧЕГЛОКОВЫ. От тюркского прозвища Чеглок — чуклык «забияка, человек с хохолком» (Баскаков 1979, с. 56). В ОГДР (I, с. 40) доста-точно известная дворянская фамилия Чеглоковых по происхождению возводится к Михаилу Чеглокову, якобы выехавшего к Александру Невскому, Но может быть и более поздний выход из тюркской среды, где имя Чеглок-Чегилек было известно, например, князь крымский Чегилек в XVI веке (ПСРЛ, 29, с. 240, 247).

462. ЧЕКМАРЕВЫ. В дворянах с 1622 году (ОГДР, IX, с. 45). Н.А.Баскаков (1979, с. 224), не сомневаясь в тюркском происхождении фамилии 178 выводит её из тюркского Чукмар – чекмар “дубина”.

463. ЧЕЛИЩЕВЫ – ЧЕЛЫШЕВЫ. В XVI — ХVII вв. дворяне в Калужском уезде, многие из которых носили явно тюркские имена, например, Алай, Булыш, Енаклыч, Кулуш, Сармак и др. (Веселовский 1974, с. 349). Многие из них, будучи служилыми, хорошо знали тюркские языки, о чём свидетельствуют Иван и Фёдор Ильины — Челищевы, в 1533 — 1542 гг. бывшие почти постоянными послами в Крым (ПСРЛ, 29, с. 11, 12, 37, 45). Фамилия может быть от тюркского (казанско — татарского) прозвища Чалыш «косой» (ТСТ, III, с. 406).

464. ЧЕМЕСОВЫ. Дворяне с 1614 года, в том числе и в Казани, например, сын боярский Невежа Чемисов под 1568 годом (ПКК, с. 3). В XVI-ХVII вв. помещики в Арзамасском и Дмитровском уездах (Веселовский, 1974, с. 349). В гербе есть знак полумесяца-символ мусульманского выходца (ОГДР, II, с. 98). О возможности выхода из тюркоязычной среды свидетельствует также и то, что, с одной стороны, в основе фамилии находится безусловно тюркское Чемес — джемеш «богатство» (Баскаков, 1979, с.107), а с другой — распространение этого имени в тюркоязычной среде, например, мурза Чемеш, сидевший в 1537 году в Ногаях (ПСРЛ, 29, с. 28).

465. ЧЕМОДАНОВЫ. В середине XV века к Вел. кн. Василию Васильевичу (Тёмному) вышел из Литовско-Польского княжества Воропан и его сын Иван Чемодановы (ОГДР, III, с. 30). Н.А.Баскаков (1979, с. 120) предполагает тюрко — польское происхождение и сравнивает с тюркским словом Чамадан «сундук».

466. ЧЕПЧУГОВЫ. Скорее всего, выходцы из казанско-татарской среды, о чём говорят: 1. Тюркское прозвище основы фамилии — Чепчык «птица»; 2. Служилые из Казани Никифор и Иван Чепчуговы, воевавшие в 1580 году в Приказанье (ПСРЛ, 34, с. 229); 3. Наличие в окрестности Казани деревни Чепчуги.

467. ЧЕРЕМИСИНОВЫ. От Семёна Черемисина, вышедшего из Орды на русскую службу (БК, II, с. 400). Возможно, это выходец из мишарей, т.к. под 1508 годом отмечен в Ростове Суздальском Мещерин Черемисинов (Веселовский 1974, с. 351). Фамилия из тюркского Черю «воин, военный человек» (Баскаков 1979, с. 106). В середине XVI века становится известным голова стрельцов, воевода Иван Семёнович Черемисинов, очень активный воин, в 1551 — 1552 гг. бывший в окружении Шах Али, в 1552 году штурмовавший Казань, в 1555 — 1557 гг. сидевший со стрельцами в Астрахани, в 1559 — 1560 гг. переброшенный в Крым и, наконец, в 1563 — 1565 гг. бывший в русских войсках, воевавших в Литве (ПСРЛ, 29, с. 165 — 312).

468. ЧИРИКОВЫ. От племянника хана Берке, вышедшего в конце ХШ века на Русь и принявшего при крещении имя Пётр (ОГДР, III, с. 21). В «Бархатной книге» (II, 401) указано происхождение «из татар». В 1380 году Чириков Пётр Игнатьевич на стороне Дмитрия Донского участвовал в Куликовской битве (Веселовский 1974, с. 355). Фамилия от тюркского прозвища Черик «войско» (Баскаков 1976, с.117 — 118). В последующем известные мореплаватели, писатели, ученые.

470. ЧУБАРОВЫ. Дворяне с 1578 года (ОГДР, III, с. 39). Н.А.Баскаков (1979, с. 122), не сомневающийся в тюркском происхождении рода, приводит в обоснование тюркское Чубар – чувар «пёстрый, пегий».

471. ЧУРИКОВЫ. Скорее всего, выходцы из среды казанцев, т.к. в 1538 — 1552 гг. в Казани отмечается Алекей мурза Чюрин (Шах Чура), взятый в 1552 году со своими людьми в русский плен (ПСРЛ, 29, с. 33, 71) и, очевидно, ставший затем служилым. В 1568 году в Казани, как старый казанский жилец, отмечен Чуриков Сергей (ПКК с. 19, 60) В ОГДР (VIII, с. 113) Чуриковы как дворяне записаны выходцами из татар.

472. ЧУФАРОВЫ. Скорее всего, казанские выходцы в начале ХVI века, т.к. в районе Арзамаса, где выделялись земли для выходцев из казанско — мишарской среды, отмечены: в 1534 году Чуфаров Муртаза Никитич, а под 1581 годом помещик Кудеяр Чуфаров (Веселовский 1974, с. 358). Фамилия от тюркского Чувар — чуар «пёстрый» (Баскаков 1979, с. 224).

473. ЧЮВАТОВЫ. От служилых казанцев. Под 1541-1542 гг. в Казани упоминается Чюватов Никита, посол (ПСРЛ, 29, с. 43 — 44). Фамилия от старотюркского (булгарского) Чюв «расписка» (ДТС, с. 157).

474. ШАДРИНЫ. От Ивана Васильевича Шадра Вельяминова (см.), упомянутого во второй половине ХV века (Веселовский 1974, с. 359). С (рубежа ХV — XVI вв. и в первой половине XVI века уже с известны Шадрины в Новгороде и Москве (Веселовский 1974, с. 359). Этимология основы фамилии прозра-чно тюркская: Шадра «рябой».

475. ШАЛИМОВЫ. От Шалимова Истомы, басурмана, казанского жильца в 1568 году (ПКК, с. 14), но, может быть, и древнее, т.к. Шалимовы, как помещики, известны в Новгороде и Владимире со второй половины XV века (Веселовский 1974, с. 360). В дворянстве утверждены с 1741 года (ОГДР, III, с. 117). Н.А.Баскаков (1979, с. 137), не сомневаясь в тюркском происхож-дении рода, выводит основу фамилии к тюрко — персидскому Шах алим т.е царь ученых.

476. ШАМИНЫ. По ОГДР (III, с. 131) дворяне российские с 1741 года. Но, как ветвь князей Ярославских, известны, по крайней мере, с ХVI века. Важно, что ряд из них имеет имена тюркского происхождения: Мамат, Ходырь и др. (Веселовский 1974, с. 360). Основу фамилии можно срав-нить с тюркско-персидском Шам — шама «светильник» или же с названием г. Дамаска Шам (Баскаков, 1979, с. 138).

477. ШАМОВЫ. От князя казанского Шамова Шабаса, дворецкого Шах Али, в 1550 — 1552 гг. сопровождавшего своего сюзерена в Казань, Москву, и, очевидно, вместе с ним принявшего русское подданство (ПСРЛ, 29, с. 62 68).

478. ШАМШЕВЫ (ШАМСЕВЫ). От князя казанского Шамсея, взятого в русский плен весной 1552 года и, очевидно, вышедшего на русскую службу. В российском дворянстве утверждены в 1630 году (ОГДР, III, с. 84). В основе фамилии лежит тюркско-арабское Шамс «солнце» (Баскаков 1979, с. 132).

479. ШАРАПОВЫ (ШЕРАПОВЫ). Распространённая среди тюрко-язычных народов, а с XV — ХVI вв. и среди русских фамилия, имеющая явно тюркское происхождение, ибо в указанное время среди русских много Шараповых с тюркскими именами, например, Кизилбаш, Сарыхозин, Тулунбек Шараповы. Возможный родоначальник Шарапов Вениамин (вероятно, имя дано при крещении), старец Троицкого монастыря, живший в первой четверти ХV века и передавший монастырю своё село Шарапово в Переяславском уезде (Веселовский 1974, с. 361). Возможная основа фамилии — арабо-тюркское Шарап, имеющее двойной смысл — «вино» и «честь, слава» (Баскаков 1979, с. 138).

480. ШАХМАТОВЫ (ШАХМЕТОВЫ). Князья. Есть две сходные версии о происхождении рода:

1. От князя Шихмета из Орды, вышедшего к Ивану IV (БК, II, с. 405);

2. От казанско — крымского князя Кинбара Шихметова Ширинского (ОГДР, Х, с. 95). В любом случае выход, очевидно, совершился не ранее середины XVI века, т.к. в русской среде эта фамилия отмечается лишь со второй половины XVI века, например, Шахматов Фёдор Васильевич, упомянутый под 1596 годом в Костроме (Веселовский 1974, с. 363). По мнению Н.А.Васкакова (1979, с. 236), фамилия от тюрко-арабского Шейх Ахмед — Шихмамет.

481. ШЕЙДЯКОВЫ. От правнука Едигея Лангита, победителя литовцев в 1399 году на Ворскле, седьмого сына Мусы мирзы Шейдяка, поступившего на русскую службу в начале XVI века (РБС, XXIII, с. 61). Возможно, его звали Тутай, т.к. в 1556 — 1598 гг. упоминаются неоднократно в летописях Пётр и Афанасий Тутаевичи Шейдяковы, активные участники русских походов на Литву и в Ливонию. Основа фамилии — персидско — тюркская Шейда «самозабвенный» (Гафуров 1987, с. 212).

482. ШИМАЕВЫ. От Шимая Мурзы, казанско — арского князя, «бившего челом» с просьбой принять в русское подданство весной 1552 года (ПСРЛ, 29, с.110). Возможно, это случилось после того, как Шимай Мурза казанский был в 1551 году выдан горными людьми русским (ПСРЛ, 29, с. 72).

483. ШЕРЕМЕТЕВЫ. Очень знатная российская фамилия, графы и князья. По мнению А.А.Зимина (1980, с. 180), специально занимавшегося генеалогией рода Шереметевых, последние происходят из рода Андрея Кобылы, в XIII веке вышедшего к Александру Невскому. Пятым коленом (праправнуком) Кобылы был Андрей Шеремет, а его братом Семён Епанча (конец XIV века). От Андрея Шереме-та и пошли Шереметевы, особенно известные в российской истории в XVI (взятие Казани, Ливонские войны), XVII — XVIII вв. (сподвижники Петра I) (РБС, ХХIII, с. 106 — 230). В основе фамилии, по Н.А.Баскакову (1979, с. 82 — 84), лежит тюркско-булгарское (чувашское) Шеремет «бедняга», или тюркско-персидское Шир мухаммад «Благочестивый, храбрый Мухаммад» (Гафуров 1987, с. 212).

484. ШЕРЕФЕТДИНОВЫ (ШЕРЕФЕДИНОВЫ). Выходцы из тюркской среды не позже середины ХV века, т.к. во второй половине ХV века и позже они широко известны в Коломенском уезде, например, Конс-тантин Яковль Серефядинов, послух около 1485 года в Коломне (Весе-ловский 1974, с. 366). В ХVI веке ак-тивно использовались как послы в тюркские земли: Иван Васильевич Шерефетдинов — посол в Ногаи со слу-жилыми людьми в 1564 году (ПСРЛ, 29, с.334, 340), Андрей Шерефетди-нов, дьяк — посол в Крым в 1584 году (РБС, 11, с. 43). Фамилия от арабо-тюркского Шереф — Шараф ад-дин «слава религии» (Гафуров 1987, с. 210).

485. ШИШКИНЫ. Очень русская фамилия, дворяне с 1586 года (ОГДР, III, с. 43). Но Шишкины — активные фамилии XVI века, имевшие дело с тюркским миром, т.е. хорошо ещё знавшие тюркские языки: Шишкин Иван Васильевич, в 1549 — 1550 гг. сидевший в Казани и в 1550 году пос-ланный в Москву (ПСРЛ, 29, с. 62), Шишкин Русин Никитич, посол в Ногаи в 1566 году к Урус мурзе (ПСРЛ, 29, с. 350). Н.А.Баскаков (1979, с. 123—124) считает, что фамилия происходит от тюркского прозвища Шишка с присоединением русского суффикса ин «опухший».

486. ШИШМАРЕВЫ. Дворяне с 1679 года (ОГДР, VII, с. 129). Н.А.Баскаков (1979, с. 210), не сомневаясь в тюркском происхождении рода, выводит основу фамилии к тюркскому Шишмар — шишма ер «пухлый чело-век». Шишмарёвы в Российской истории появляются во второй ХV века — см. Берсень Шишмарёв в конце ХV века (Веселовский 1974, с. 37).

487. ШУКЛИНЫ. Дворяне с 1628 года (ОГДР, VII, с. 73). На Русь вышли, очевидно, не позже первой половины ХV века, т.к. под 1455 годом в Муроме отмечен холоп Гусак Фёдор Шуклин (Веселовский 1974, с. 92). Н.А.Баскаков (1979, с. 207) предпола-гает происхождение фамилии на тюркской основе Шукля — шукли «обладающий красивыми ресницами».

488. ЩЕРБАКОВЫ. В ОГДР (II, с. 97) записан выход рода из Золотой Орды в лице Салта Щербака, в крещении Фёдора.

489. ЮРЬЕВЫ. В ОГДР (II, с. 44) и «Бархатной книге» (II, с. 407) записано происхождение рода от Юшки из татар, сына мурзы Зеуша, вышедшего в последней четверти XIII века к Вел. кн. Дм. Донскому и в крещении принявшего имя Стефаний. В 1568 году описан Юрьев Непогода житель казанский (ПКК, с. 9, 12).

490. ЮСУПОВЫ. В ОГДР (III, с. 2) записано, что графы российские происходят от ногайского мурзы Юсуфа, сына Мусы ногайского, вышедшего на русскую службу не позже 70-х годов XVI века, ибо в 1580 году Юсупов Иль-мурза уже командует вместе с Борисом Годуновым передовым полком российского войска (ПСРЛ, 34, с. 233). Дочь Юсупа – Юсуфа — знаменитая казанская царица Сююмбике.

491. ЮШКОВЫ. От Юшка, сына золотоордынского князя Зеуша, вышедшего на службу к Дм. Донскому и в крещении принявшего имя Стефаний (ОГДР, II, с. 44; БК, II, с. 407). В родстве с Юрьевыми (см.). Н.А.Баскаков (1979, с. 94) фамилию выводит от тюркского Юуш «мокрый».

492. ЯЗЫКОВЫ. От Енгулая Языка из Золотой Орды (БК, II, с. 408). Время выхода, очевидно, следует отнести к рубежу XIV — ХV вв., так как в XV, веке Языковы, как российские дворяне, уже хорошо известны (Веселовский 1974, с. 380). В ХVI — XVII вв. из среды Языковых выделялись дьяки, толмачи, послы в Крым, стрельцы, в том числе и жители Казани, например, Языков Карп, Языков Рюма и др. (ПСРЛ, 29, с. 266; ПКК, с. 27, 40; РБС, ХХV, с. 33). Позднее были размещены в Казанской и Симбирской губерниях, в том числе и известный поэт, друг Пушкина Николай Михайлович Языков (1803 — 1847 гг.).

493. ЯКОВЦЕВЫ. Выходцы из Золотой Орды (БК, II, с. 408). Фамилия может быть от арабо-древнееврейского Яков-Якуб «идущий вслед, последователь» (Гафуров 1987, с. 214).

494. ЯКУБОВСКИЕ. Из среды польско — литовских татар, среди которых особенно выделялся в начале XIX века генерал Юсуф Якубовский (В.,D., 1986, st. 135). В потомках — известные учёные — А.Ю.Якубовский, военные — И.М.Якубовский.

495. ЯКУШИНЫ (ЯКУШКИНЫ). От Якуши из Золотой Орды (БК, II, с. 408). Якушин Третьяк упоминается как старожил Казани под 1568 годом (ПКК, с. 16).

496. ЯМАНТОВЫ. От Яманта Толунтовича, в крещении князя Якова, наместника Великого князя Литовского в 1395 году в Смоленске (ПСРЛ, 25, с. 228). Неоднократно был послом Витовта в Москву, погиб в 1400 году, защищая литовские земли от Тимура Кутлука (ПСРЛ, 25, с. 229). В основе фамилии может лежать тюркское Яманат — аманат «клятвенный побратим » (Баскаков 1979, с. 130).

497. ЯНБУЛАТОВЫ. От Янбулата, служилого татарина, бывшего в 1553 году послом в Ногаи (ПСРЛ, 29, с. 230).

498. ЯНГАЛЫЧЕВЫ. От мишарского мурзы Яна Глыча, сына кадомского князя Бадиша (см.), пожалованного царской грамотой о выходе в российское служилое сословие в 1539 году (ИРРГ, I, с. 207).

499. ЯНМУСИНЫ. От служилого татарина Янмусы посла в Крым в 1564 году (ПСРЛ, 29, с. 338).

500. ЯУШЕВЫ. От Кадыша Яушева, служилого татарина, казанца при посаде в 1568 году (ПКК, с. 28).

Назад

Вперед


Источник: http://www.remezovi.ru/site/?page_id=325


Закрыть ... [X]

Александр Данилович Меншиков биография князя Какие есть роспись

Что то связанное с петром первым 500 Русских фамилий булгаро-казанского и
Что то связанное с петром первым Компромат. Ru / : Илья Трабер по
Что то связанное с петром первым Словарь одежды АДИП
Что то связанное с петром первым 50 лучших свадебных платьев знаменитостей!
Что то связанное с петром первым Виды разных игрушек из бисера со схемами плетения. Варианты
Что то связанное с петром первым Вяжем вместе
Что то связанное с петром первым Вяжем мужской шарф быстро и тепло
Вязание на спицах следков с листиками. Подробная Декор для сада фото: нескучные идеи оформления Зачем нужен крошечный карман на джинсах? Интернет-магазин «КупиСувенир» купить Как солить сало - 6 рецептов в домашних условиях (отзывы) Купить пряжу недорого в интернет-магазине в Москве Новые схемы вязания спицами женского кардигана 2014 Путеводитель по подфоруму Вяжем онлайн